Статистика

Рейтинг@Mail.ru

Designed by:
Totorro: Треугольник Малдер-Скалли-Доггет
Вот и остался позади насыщенный событиями и эмоциями 8 сезон. Мне даже стало немного жаль, что все закончилось. Далее отдельные мысли, и, конечно, все ИМХО. Заранее прошу прощения, что все получилось так длинно.

Общие впечатления: в целом приятные. Расследования не на высшем уровне, но отдельные серии (как например, «Бегущие» и «Они идут») очень захватили. Дуэт Скалли и Доггета понравился. Вообще новые герои мне очень симпатичны. Доггет волевой, сильный, упрямый, целенаправленный, справедливый. Моника очень мягкая и забавная, мне она, как и Скалли, напомнила Мелиссу. Наверно, поэтому она быстро ей доверилась. Концовка сезона очень сумбурная, все моментально смешалось, перепуталось. Друзья стали врагами, а старые враги вдруг неожиданно захотели помочь. Мало того, что мифология меня совсем завела в тупик, а тут еще такое. Однако общие мысли я поняла.

8 сезон это уже тщательная подготовка вторжения, дату которой мы узнаем только в «Истине», инопланетяне активно выполняют свою часть плана и создают суперсолдат, а именно совершенных рабов инопланетян в шкуре человека, совершенно безропотно выполняющих приказы, жестоких и беспощадных. Так как Консорциум погиб, человечество не пытается препятствовать будущему захвату, отдельные куски плана, который был задуман еще в 50х, завершается отдельными людьми, но вряд ли они сами до конца понимают, чего они делают и как это может помочь. Крайчек как всегда держит руку на пульсе и встает на сторону тех, кто сильнее, прежде всего, думая о себе. Он дает ключи к подсказке, что ребенок Скалли органическая версия суперсолдата, что он особенный и он каким-то образом опасен для инопланетян и их захвата нашей планеты. Безусловно, потерей сезона стала смерть Алекса Крайчека. Все-таки уж больно харизматичен и специфичен был персонаж. Но с каким удовольствием убил его Скиннер не передать, чуть ли не с наслаждением. Но Библия допускает месть. А закон больше в ФБР не котируется.

Малдер-Скалли-Доггет: Когда я смотрела 8 сезон, я все задавалась вопросом. Почему Доггет так хочет доказать Скалли, что Малдер жив и здоров, что свое похищение он фальсифицировал. Что Скалли совсем его не знала. Зачем ему это было нужно. Он создал о себе впечатление обстоятельного человека, опирающегося на факты. Но в деле, где факты буквально орали всем, о том, что если уж Малдера не похитили НЛО, он точно исчез не по собственной воле. Но Доггет упрямо гнул свою линию.

Я думаю Доггет прекрасно знал об отношениях Малдера и Скалли. Он несколько раз обыскивал квартиру Малдера и точно обнаружил там признаки их совместного проживания, их романа. Раз уж Малдер не боялся вывешивать их со Скалли совместные фото в офисе ( серия «Конец»), то дома точно держал хотя бы одну ее или их общую фотографию. Ее халат, зубная щетка, ее шампунь или гигиенические пакеты, все это он мог обнаружить. Потому как он довольно неплохо уже ориентировался в его квартире в серии «внутри». И даже сначала пенял Скалли их «деловые» с Малдером отношения. Видимо имея в виду то, что раз они любовники, его исчезновение они могли придумать вместе. Однако вскоре, постепенно узнавая Скалли, видя ее страдания, Доггет уже уверен, что Скалли абсолютно не причем. Она ни о чем не знала. У него в голове образ Малдера уже созрел до довольно гадкого человека – эгоиста, самовлюбленного ублюдка, который всю свою жизнь портил жизнь другим людям, ФБР. Этот гад ради своих прихотей бросил подружку, которая безусловно от него без ума, бросил работу а теперь бесчинствует, и его надо остановить. И конечно, пока от любви затуманена голова у Скалли, а Скиннер вообще в своем заблуждении похож на упрямого барана, мир спасти должен только он, Джон Доггет. Ну конечно же он прав. Скиннер то черт с ним, он что то видел, поверил в это, у него свои тараканы в голове. А вот Скалли – это жертва. Несчастная жертва подлых рук Малдера. Мало того, что он загубил ей жизнь, так еще и голову забил черте чем. А ведь у нее был огромный потенциал в ФБР. Она же была так же перспективна как и он сейчас. Ей прочили большое будущее. И, чтобы спасти ее, надо только выбить из ее головы Малдера. А для этого нужно содрать с его образа лик святого, заставить Скалли усомнится в Малдере, понять, что ее страдания по абсолютно не засуживающему человеку. И эту цель поставил перед собой Доггет.

Но уже вскоре, после прочтения дел в их архиве, после нескольких совместных дел, Доггет уже сомневается в правильности своих выводов. После знакомства с охотником и прикосновении к заговору Доггет уже не знает во что ему верить. Цель уберечь Скалли у него осталась, но от чего? Образ монстра Малдера постепенно сошел на нет, уважение и доверие к Скалли как, впрочем, и к Скиннеру сильно выросло, подозрение к Кершу также заметно возросло. Поэтому защищать Скалли от….у него расплылось в девиз настоящей жизни – просто защищать от всего. А это солдат, морской пехотинец Доггет знает хорошо. И именно это он и делает до того, как Малдера находят мертвым. Естественно, Доггет видел страх Скалли найти Малдера и понимал его как никто другой. Он хотел уберечь ее не только от других, но и от себя самой. Приглушить память Малдера, рассеять ее зависимость от него, постараться заместить его как только можно, чтобы Скалли не страдала когда, а это несомненно случится, она найдет его. И это видно, когда Доггет приходит к ней в серии «Empedockles». Очень сильная сцена, когда абстрагируясь на нее, он мирится с собственным прошлым. Появление Малдера в их уже облюбованный Доггетом дуэт, он воспринял не очень хорошо. Он успел привязаться к Скалли, частично привязать ее к себе. Он ее не любил, но ему очень понравилась роль защитника и союзника. Работа, которая всегда у него отлично получалась. Тем более Скалли все больше ему эту роль позволяла. Она выдвигала безумные идеи и шокировала окружающих, а он «показывал зубы» всем тем, кто посмеет обсмеять ее или помешать. А ведь скоро должен был появится малыш, и Доггет смог бы снова попробовать вырастить сына, хоть и не своего. Он бы с двойным упорством кинулся бы на создание вокруг них уютной оболочки, и ходил бы с пистолетом по периметру. Появление Малдера вырвало его из этой мечты на второй шанс. Но он все же до конца не оставлял попыток доказать себе, Скалли, Малдеру, что он лучший. Как он в серии «Они идут» кричал Малдеру – «я здесь главный!» Но позже он все же осознал, что проиграл. Когда Малдер с легкостью оставил офис Секретных материалов, сказав, что он теперь здесь действительно главный. И очень грустная сцена в серии «Одинокий», когда Доггет смотрит в окошко, на спорящих Малдера и Скалли, он видит, что они уже семья, а он снова одинок.

Теперь Малдер. Как он ревновал к Доггету! Таких эмоций я от него не видела никогда. И здесь намешалось всё. То, что он теперь работает с Секретными материалами, то, что он смеет называться напарником Скалли и то, что сама Скалли его выгораживает! А ведь она всегда должна быть на его, Малдера, стороне. Плюс Малдер очень ревностно и эгоистично воспринял беременность Скалли. Еще не осознав сроки, он мысленно уже обрисовал себе всю картину. Скалли очень быстро начала новую жизнь. Она нашла себе кавалера. Более красивого, и деятельного чем несчастный Малдер, быстро забеременела от него (конечно, мысли о том, как она могла забеременеть обиженному на все и вся Малдеру еще в голову не приходили), в то время как от него она не забеременела! Значит, его дитя она не хотела, а от какого то мужика быстро залетела. Хороша подруга. Так она ждала его, так скучала, пока он страдал. И этот обиженный мальчик Малдер позволяет нести беременной женщине его сумку, наверняка тяжелую, выделываться перед ней, надменно смотреть, эмоционально холодно говорить, хочет нарочито е сделать больно, чтобы она немного пострадала, ведь тогда она поймет, каково ему. Ведь он то ее ждал и искал. Вскоре и я думаю, не без помощи Скалли, Малдер проясняет для себя картину. Он видит что его беременная подруга теперь работает с другим. Он ее оберегает, хотя это прерогатива Малдера и всегда была ей, но что самое худшее, этот тип теперь занял его место в отделе СМ, Он кончено враг, другого бы они не послали (Скалли исключение). И больше всего его возмущало то, что Скалли и Скиннер отказывались верить в это. Но едиснтвенный поступок Доггета, жутко глупый и самоубийственный, меняет мнение Малдера на довольно снисходительное. Он снисходит к Доггету, чтобы помочь ему с расследованиями, с которыми естественно тот не справится, все еще отвоевывая ареол напарника у Скалли. Снова вытесняя Доггета из ее пространства, и заполняя его собой. И только в конце Малдер уже относится к Доггету с уважением. На Скалли он больше не посягает, Малдер сделал все, чтобы снова сконцентрировать ее на себе. Дела СМ тоже теперь Малдеру не принадлежат, но это даже не беда. Ведь Малдер нашел свою истину.