Статистика

Рейтинг@Mail.ru

Designed by:
Mally: Секретные Материалы -- Хочу Верить - 4
Между тем расследование идет полным ходом. Малдер в лаборатории ФБР одновременно и органичен, и нет, в том плане, что его уверенность, то как он держит ситуацию под контролем весьма впечатляют, но затрапезный внешний вид по прежнему резко контрастирует с вылощенным окружением. Драмм и Дакота несколько сбиты с толку, они нервничают, потому что с одной стороны, благодаря Малдеру вышли на серийное дело, а с другой поверить ему для них означает уж слишком большой удар по собственному мировоззрению, и посему гораздо проще иронизировать и подкусывать, чем признать его правоту.

«Нам не нужен отец Джо» -- да посмотрите же на него, он придурок. Если ему что-то и удается, то только потому что жизнь как всегда не справедлива и награждает тех, кто этого не заслужил. Приятно, все-таки, что Малдеру сарказм Драмма и Дакоты так полностью, совершенно, абсолютно пофигу. Впрочем, так было всегда, сколько я помню.

Сцена разговора со Скалли в больнице.

«Ты просишь меня, чтобы я сдался?» -- и ты будешь любить меня после этого?
«Я не могу просить тебя об этом» -- но я не могу больше сражаться с тьмой, Малдер.
«Не делай этого» -- не позволяй, чтобы твой страх дал нашим дорогам разойтись.
«Я не знаю, что мне делать» -- может ты и прав, Малдер, может моя работа в больнице действительно только способ убежать от прошлого, но пойми: вернуться к прежней жизни выше моих сил, по крайней мере сейчас.
«Ну тогда удачи тебе» -- Скалли, боюсь скоро я потеряю веру в то, что этот момент твоего возвращения к жизни вообще когда-либо наступит...

И тут же контраст двух сцен, когда Скалли убеждает родителей мальчика продолжать лечение, и трансплатнологи равнодушно кромсают человека на органы, разговаривая о делах. Нет, это понятно, что если врачи будут рыдать над каждым умершим, то работать не смогут, но все-таки сцена режет глаз -- такое полное пренебрежение и равнодушие к смерти.

Диалог полиции с преступником оставляет сложное впечатление, впрочем как и все предыдущие сцены. То, что убийца демонстрирует равнодушие к окружающим понятно и естественно, но вот то, что охранники правопорядка демонстрируют почти такое же равнодушие и создает тот самый двойственный контраст, который ко времени данного эпизода уже кажется настолько естественным, что ты перестаешь его замечать. А может, это происходит потому, что в нашей жизни все точно так и есть -- нам безразлично человечество, точнее, из окружающих нас волнуют только самые близкие люди, и пожалуй даже лучшие из нас нынче вполне способны пройти мимо чужой беды с похвальным равнодушием.

А дальше идет сцена, которую я пожалуй считаю одной из самых сильных сцен фильма, если не самой. Разговор Скалли с отцом Джо.

«Вы сказали мне что-то той ночью, на льду»
«Да, я сказал “не сдавайтесь”»
«Мне надо знать, почему» -- я хочу быть уверена, что истолковала этот совет свыше правильно.
«Я понятия не имею» -- я только передал вам то, что мне было велено, вот и все.
«Вы надеялись на другой ответ?» -- вы хотели, чтобы я взял решение вашей судьбы на себя?
«Вы знаете что-нибудь обо мне?» -- может, вы просто дурачите нас всех?
«Кроме ненависти ко мне?» -- вы ненавидите меня, но все равно верите мне, не так ли?
«Вы знаете чем я занимаюсь?» -- ты все знал, проклятый урод, и специально сказал мне это, чтобы я начала мучить ни в чем не повинного ребенка.
«Нет» -- все что вы сделали, вы сделали сами. Я здесь совершенно не причем. И я вам не лгал!
«Я вижу что вы верите, но не в то, во что верит ваш муж!» -- Малдер сомневается, есть ли Бог, но слышит его хотя бы изредка, а вы верите, что Бог есть, но не можете с ним говорить.
«Он мне не муж» -- а это то здесь причем?
«Хотите поговорить об этом? Хотите рассказать о себе?» -- о, это очень даже причем, поверьте. Мы сейчас говорим с вами здесь только потому, что вы хотите быть с ним рядом не только в постели, но и в жизни, а для этого вам необходимо вернуться туда, куда вы до смерти боитесь вернуться.
«Нет» -- я не хочу, я не буду говорить об этом, слишком больно.
«Вы хотите исповедаться?» -- кто знает, может я именно тот, кто вам нужен, чтобы понять себя и обрести мужество жить дальше? Ведь вы ранены не меньше чем я, просто отрицаете это гораздо упорнее.
«Нет, я не считаю что вы...» -- способны помочь кому либо, и тем более мне.
«Что? Имею право судить? Но вы же осудили меня, верно?» -- вы знаете, что я нужен вам, но вы не можете перешагнуть через свое омерзение по отношению к таким, как я.
«Но вы заслуживаете осуждения» -- вы преступник, а я только отдала своего сына ради его же блага.
«А почему мы живем здесь? Хотя сами называем это место мерзким скопищем выродков. Мы ненавидим друг друга и ненавидим самих себя, за наши мерзкие пристрастия.» -- и я имею в виду вовсе не наше общежитие для осужденных насильников, я имею в виду весь этот гребаный мир и населяющих его людей, так и знайте.
«Но это не делает вас лучше!» -- я не хочу слушать этот бред. Между нормальными людьми и такими как вы, между мной и вами нет и не может быть ничего общего.
«А откуда они берутся, эти пристрастия, эти неуправляемые желания?» -- так таки у вас самой никаких никаких скелетов в шкафу нет?
«Не от Бога» -- насиловать детей я бы уж точно не стала!
«Но и не от меня! Я оскопил себя когда мне было двадцать шесть!» -- не будьте так уверены в себе, ибо в каждом из нас может скрываться дьявол.
«И видения я не сам себе навязал!» -- да не лгу я вам, поверьте мне наконец! не знаю почему, но это важно.
«Книга притчей, 25, стих второй!» -- ну вот, опять!
«Что?» -- зачем вы мне это говорите?
«Слава божия облекать тайное дело, слава царей исследовать дело!» -- да поймите наконец, я не знаю, зачем!
«Не смейте цитировать Писание!» -- это не может быть посланием для меня. Я не хочу, чтобы это было посланием для меня. Мне нужно другое послание!
«Что вы тут делаете? Чего вы боитесь?» -- зачем вы пришли, если не хотите слушать?
«Что это было, “не сдавайтесь”, о чем это?» -- я хочу услышать, что я правильно поняла знак, правильно поступила, начав лечение Кристиана.
«Я не знаю» -- на этот вопрос только вы сами можете дать ответ.
«Я не верю вам!» -- я знаю ответ, но не хочу в него верить! Дайте мне другой ответ!
«Я говорю правду!» -- другого ответа не будет.
«Это ваши слова!» -- не верю!