Статистика

Рейтинг@Mail.ru

Designed by:
Ив Майлз о будущем Торчвуда, Гвен Купер, театре и Заке Браффе (02.02.2012.)


Автор: Саймон Брю
Перевод: Alunakanula для IWTB.RU
Источник

Занимаясь приготовлениями к выходу на сцену в спектакле Зака Браффа «Новички» (All New People), Ив Майлз уделила мне время, чтобы поговорить о театре и о будущем Торчвуда.

Актриса вернулась в Великобританию после того, как провела несколько месяцев в Лос-Анджелесе на съемках «Торчвуд: День Чудес». Теперь она собирается принять участие в новом спектакле Зака Браффа, который также является и автором пьесы.


Начну с того, что скажу, что я прочитал книгу.

Молодец! (аплодирует)


Спасибо! Это книга Дэвида Уэстона «Следуя за МакКелленом», в которой описывается жизнь сэра Йена МакКеллена во время мирового турне, где он исполнял роль короля Лира.

В книге очень подробно описаны различные театральные представления. Например, на одном из них после того, как постановка была закончена и спектакль вошел в репертуар, режиссер уже больше не присутствовал.

Принимая во внимание то, что вы вернулись в театр после огромной работы, проделанной на телевидении, возникает вопрос —что заставило вас вернуться? Может быть, различная культура?


Я думаю, что необходимость вернуться была связана с тем, что до первого сезона Торчвуда, который воцарился в моей жизни на пять лет, я очень много играла в театре. Это был прекрасный, прекрасный опыт.

В театре нет времени думать. Ты живешь собственными инстинктами. Каждый вечер происходят какие-то чуть заметные изменения, потому что ты находишься перед живой, дышащей аудиторией. Они сразу же дадут понять, что работает, а что — нет.

Это очень необычное сотрудничество. Аудитория будто бы твой безмолвный партнер. Ты играешь так, чтобы им это понравилось. Им не важно, нравится ли это мне. Мне неважно, нравится ли это мне! Я просто хочу, чтобы они приходили в театр.

Этот спектакль длится девяносто минут. Это нормально для спектакля, но было бы больше зрителей, если бы пьесы были короче.


Вы на самом деле так думаете?

Да, потому что девяносто минут это взрыв веселья. У этой пьесы очень мрачный подтекст, но из-за этого создается впечатление, что смотришь на реальных людей, и от этого получаешь больше удовольствия. Ситуации утрированы, но в них затрагивается молодость, одиночество и нужда.


Тогда получается, что это девяностоминутная тренировка выдержки? Вы говорите, что аудитория должна постоянно выражать свое мнение, значит, дисциплина вам не нужна?

Иногда в комедии можно попасться в ловушку, слишком сильно стараясь угодить аудитории. Этого делать нельзя. Мы должны рассказать историю «Новичков». Мы должны показать то, что репетировали.

Если какие-то шутки вызывают больше смеха, чем мы ожидали, тогда должно быть оговорено определенное поведение, чтобы не перейти границу. Если начинаешь ожидать такого же смеха каждый вечер, начинаешь играть по-другому. И неожиданно смеха становится меньше, потому что ты играешь ради этого смеха, ты не играешь по-настоящему.

Зак и Питер, самые лучшие режиссеры, с которыми мне доводилось работать, постоянно вбивают в нас, что мы должны всё играть естественно. Мы всё играем по-настоящему. Такая игра часто идет вразрез с реакциями твоего тела, потому что ты знаешь, что это смешно, что текст смешной, а ситуация еще смешнее, когда сыграна естественно. Это гениально.


Вы помните случай, когда Стивен Фрай играл в «Сокамерниках»? Я помню, что об одном из его выступлений Саймон Грей зло написал, что его ведущий актер бросился в погоню за легкими улыбками, портя тон всей пьесы.

Вы читали книгу, которую он написал о «Сокамерниках»? Я ее изучала в колледже.

Нельзя сделать слишком много. Если остаешься верным тому, что отработано на репетициях, и верным сценарию, то невозможно ошибиться.


Наверное, вам тоже всегда приходится помнить, что каждый спектакль это дебют аудитории, даже если это ваш последний спектакль?

Именно. И ты должен идти туда и обеспечить им девяносто минут удовольствия. Они потратили деньги, чтобы попасть туда, сидеть на своем месте, и предвкушали спектакль весь день. Выйти и сыграть вживую для людей — это самая лучшая работа.


Мой любимый эпизод у Зака в «Стране садов» это момент, когда Натали Портман теребит себя за ухо. В этой пьесе он для вас тоже вписал подобный момент?

Нет.


Тогда я не пойду.

Да. Лучше вам отменить поход. К сожалению, он не просил меня ничего теребить. (смеется)


В прошлый раз мы встречались перед началом съемок «Торчвуд: День чудес». Вы несколько месяцев прожили в Лос-Анджелесе. Стала ли эта пьеса тем, что помогло вам вернуться к привычной жизни?

После возвращения я снялась в «Пекарях» (Baker Boys) для ВВС. Прошлый год был полон событий, просто невероятный год. Мне присылали много предложений, но ничего из этого мне не нравилось. Как актриса с нерегулярной работой, я не могу получить сценарий и не обращать на него внимания. Возможно, кинозвезды могут себе это позволить, но не такие актеры, как я.

Когда появился этот сценарий, я настаивала на том, что хочу вернуться в театр. Я шесть лет снималась для телевидения и не хочу прослыть исключительно телевизионной актрисой. Возвращаясь в театр, нужно также вернуться к серьезной самодисциплине — для актера это прекрасно. Это напоминает, почему ты выбрал эту работу.

Я никогда не играла в комедии, поэтому я хотела сыграть спектакль с комедийным уклоном и в идеале он должен был идти в Вест Энде. И вот, когда появился этот сценарий, пришел и сценарий комедии для Скай. Мой агент сказал, что есть сценарий и что в понедельник я могу пойти на прослушивание.

Она объяснила, кто прислал сценарий, и я подумала, что прочту его и возможно, в понедельник пойду на прослушивание. Мне больше хотелось пойти с дочерью в парк. На это всегда нет времени.

Сценарий я получила в пятницу, и уже на второй странице я стала читать его вслух. Он был гениален. Абсолютно. После сорока минут чтения я решила, что лучше мне сходить в понедельник на прослушивание. Я хочу этим заняться. Это именно то, что мне нужно.

Я пошла на прослушивание в Скай и это был один из самых странных вечеров в моей жизни, потому что Матильда [дочь Ив] сидела в сторонке и смотрела «Алису в Стране чудес»...


Ту, что с Джонни Дэппом, от режиссера Тима Бартона?

Нет! Нормальную, нормальную!

Она кричит «Я опаздываю! Я опаздываю на очень важную встречу!», а я играю очень длинную и трудную сцену.


Знаете, одной этой фразой вы лишили себя роли в следующем фильме Тима Бартона.

Точно. Так и есть!

Я должна была это сделать. Я в ужасе, но именно поэтому я и должна была это сделать. Я не хочу браться за работу и быть увереной, что могу это сделать. Мне больше нравится, когда я думаю: а я смогу?


Тогда это Торчвуд. Как там дела?

Сейчас перспективы шоу неопределенны. Я знаю, что Рассел рассказал о своей ситуации, поэтому пока этот проект стоит на месте. Это всё, что я знаю. Но его и не закрыли окончательно.


Думаете, мы увидим Торчвуд снова?

Это всегда случается! Постоянно! Сначала никто не планировал второй сезон, потом никто не планировал третий...


А что говорит ваша интуиция?

Она говорит, что определенно в 2012 году ничего не будет, но в 2013 — возможно. Возможно будет фильм, чтобы подвести финальную черту.


Думаете, это будет последней триумфальной точкой?

Мы слишком дорожим нашими поклонниками. Рассел слишком дорожит своими поклонниками и той поддержкой, которую они нам оказывали с самого первого дня. Если бы Рассел захотел снять еще сезон, он бы сделал это. И он бы сделал это в качестве благодарности всем, кто нас поддерживал. Я знаю, что они для него очень много значат.


Как вы думаете, какой это будет формат? Американское телевизионное кино или кино для большого экрана?

Я думаю, это будет кино для большого экрана. Тогда это стало бы концом огромной главы для нас всех — поклонников, Рассела, Джули, меня, Джона. Это стало бы завершением.


Как вы думаете, в конце Гвен должна погибнуть?

Нет, вряд ли. Я смотрю на это с точки зрения стороннего наблюдателя. Каждый год я ожидаю, что переверну страницу и обнаружу, что мне в лицо выстрелили. Этого ждешь просто потому, что это Торчвуд. Но нет. Я так не думаю.

Я думаю, этот персонаж был создан как обычный фантастический герой. Я не думаю, что было бы правильно исключить подобный Гвен персонаж из уравнения.


Мне всегда казалось, что Гвен жить труднее, чем умирать.

Да, это абсолютно верно. Она живет с постоянным чувством вины, особенно после того, как погиб Янто. Она постоянно теряет близких ей людей, и это всегда те, кто оставлен и кто страдает. Поэтому я не думаю, что ее убьют. Но к слову сказать, мы не знали, что Тош, Оуэн, Янто и Алекса будут убиты. Всё зависит от того, какую историю Рассел хочет рассказать. Если в первой сцене его истории Гвен получит пулю в лоб, то весь фильм будет рассказывать предысторию...


Это было бы по-хичкоковски.

Правда? Это было бы здорово.


Значит, я записываю, что вы хотите получить пулю в лоб, про то, что Зак Брафф не говорил вам ничего теребить и что вы не хотите работать с Тимом Бартоном. Я сокращу все интервью до этих пунктов — знаете, как это бывает в интернете?

О боже! (смеется)

Я думаю, если она и умрет, то умрет великолепно.


Кроме Торчвуда, кроме театра, если заглянуть вперед, мне кажется, что после того, как вы были представлены в Америке, поступающие вам предложения должны измениться.

Основное правило, которое я понял из разговоров с другими актерами, состоит в том что как только женщина успешно сыграла в научно-фантастическом фильме, 90% будущих предложений являются производными от этой роли. С вами тоже так произошло? Изменились ли предложения? Что вы ищете?


Предложения неизбежно меняются. Мне присылают сценарии и спрашивают, заинтересована ли я, а не наоборот. Так происходит потому, что я не начинающая актриса. Уже на втором курсе театральной школы я снималась на телевидении.


В этот же период вы и Шекспира играли.

Да. Сразу после окончания театральной школы. У меня было четыре работы на телевидении, потом я попала в театр. Я уже очень давно занимаюсь этим, и это для меня марафон, а не спринт. Я, конечно, понимаю, что в один момент можно стать популярным, а в другой момент популярность потерять. Поэтому я ярый сторонник хороших сценариев.

Я бы не стала браться за что-то только из-за денег или из-за того, что это блокбастер. Я берусь за работу, когда вижу в ней вызов, когда вижу, что написано очень хорошо, и когда меня это немного пугает.

Относительно будущего скажу только, что буду продолжать делать то, что делаю. Оставаться на плаву и пытаться получать удовольствие от своей работы. Как только эта работа станет мне в тягость, я попробую другую отрасль. Может быть, это будет радио-спектакль или что-то совсем другое.

Я стремлюсь к тому, чтобы работа мне доставляла радость и чтобы работа была качественной. Я хочу, чтобы люди видели меня там, где не ожидают увидеть. Если они придут смотреть на меня в «Новичках», они смогут сказать: не могу поверить, что это Гвен Купер.


Гвен Купер, огромное вам спасибо!