Статистика

Рейтинг@Mail.ru

Designed by:
Рассел Т.Дэвис о приостановке американских проектов, раке его партнера и возвращении домой


Автор: Лоренс Уоттс специально для Pinknews.co.uk
Перевод: Alunakanula специально для IWTB.RU
Источник

Он является одним из самых талантливых писателей своего поколения. Впервые он получил признание в 1999 году, когда написал и спродюсировал «Близких друзей» (Queer as Folk), став их лицом. Позже его заслугой стало возрождение на британском телевидении субботней драмы, когда в 2005-2010 годах он вернул на экран «Доктора Кто». Сериал был настолько успешен, что он получил возможность создать и два спин-оффа — «Приключения Сары Джейн» и «Торчвуд». В 2008 году он был награжден Орденом Британской Империи за выдающийся вклад в драматическое кино. Лоренс Уоттс встречается с Расселом Т.Дэвисом.

Мы встречаемся в ресторане в Манчестере. Я надеюсь, что этот раз — третий — будет удачным. Дважды до этого мы договаривались о встрече, но у Рассела неожиданно менялись планы и приходилось откладывать. Я помню последний разговор об отмене интервью. Мы должны были встретиться в Лос-Анджелесе, но он во время своего запланированного отпуска в Англии прислал мне письмо по электронной почте, где сообщил, что возвращаться в Америку он не собирается. Его партнер, Эндрю, нуждался в долгосрочном лечении, и они хотели бы быть ближе к друзьям и семье. Тогда я не хотел ни о чем расспрашивать. Теперь, когда наша встреча состоялась, мне было интересно, согласится ли Рассел это обсуждать. Он согласился.

— И вот мы жили себе в Лос-Анджелесе, и нам это нравилось, — рассказывает он. — У меня наметилось много работы над разными шоу, и как раз в это время у Эндрю начались головные боли. Он думал, что, возможно, это связано с переменой места, водой или тем фактом, что он не работал. Становилось всё хуже, поэтому, когда мы в августе вернулись в трехнедельный отпуск, мы решили, что ему нужно обратиться к врачу. Доктор направил его на сканирование. Когда мы получили результаты, нам сказали, что у него рак мозга. Нужно было оперировать немедленно. Через три дня ему сделали операцию.

Сейчас дела обстоят так: он прошел тридцатидневный курс облучения и химиотерапии, и нам предстоит еще полгода химиотерапии. Ему нельзя водить машину. Та жизнь, что мы вели в Лос-Анджелесе, как будто в один момент закончилась. Все мои вещи, мои компьютеры и одежда остались там. Нам пришлось организовать перевозку этого всего в Британию. Нам так повезло, что мы не продали наш дом в Манчестере. И вот теперь мы находимся в десяти минутах езды от самой лучшей в Европе онкологической клиники.


Рассел проводит время, составляя компанию Эндрю и заботясь о его здоровье. Днем они смотрят телевизор, «Коронейшн стрит», и каждый день гуляют, чтобы размяться и подышать свежим воздухом.

— Я остановил свою работу, — говорит Рассел. — Я не работал с августа. Нам повезло, что на счету в банке у нас достаточно средств, и если понадобится, я могу не работать весь следующий год. Я всегда умел копить деньги. Я считаю, что нужно быть готовым к черному дню. Люди не перестают меня спрашивать, действительно ли я прекратил работу. Понимаете, я работал так усердно, что теперь им кажется, что я, должно быть, тайно над чем-то работаю, но это не так. Это было простое решение: он важнее. Кому какое дело до этих сценариев, если я могу остаться с ним дома и сделать его день радостнее?


Хотя Рассел и не будет писать, но он согласился взять маленький проект для СВВС. Он говорит, что это не отнимет у него много времени и и не помешает его намерению провести больше времени с Эндрю во время его болезни. В связи с этим напрашивается другой вопрос: что станет с другими проектами, над которыми он работал? Я спрашиваю его, правда ли, что его новый гей-сериал называется «Огурец» (Cucumber). Говорит, что правда. Когда он понимает, что я не разделяю его энтузиазма по поводу названия, он объясняет откуда оно взялось.

— В Швейцарии было проведено научное исследование по эректильной дисфункции, которое выделило четыре категории эрекции: тофу, очищенный банан, банан и огурец. Когда я это услышал, я понял, что именно так и должно называться шоу. Это, в принципе, стало первыми строками сценария.


Рассел отмечает, что сейчас телевидение достигло той стадии, когда гей-персонажей больше не определяют только их ориентацией — сейчас они во-первых детективы или юристы, а вопрос об их ориентации уходит на второй план. «Огурец» по большей части о геях и их бытности геями. Именно об этом он и хочет писать.

— Я не знаю, что будет дальше, — говорит он. — Это самое лучшее из того, что я написал за десять лет. «Шоутайм» сценарий очень понравился. Мы как раз собирались начать подбор актеров, когда нам с Эндрю пришлось вернуться в Британию. Я ни за что не позволю снимать шоу без меня. «Шоутайм» были очень любезны. Они сказали: «твой друг должен поправиться». ВВС отреагировали так же. Я не знаю, когда возобновлю работу. Мне нужно знать, как будет продвигаться выздоровление Эндрю.

Первоначально шоу было написано для Америки, но теоретически я мог бы переписать его и для Великобритании. Всё не так просто, потому что это собственность ВВС, но там употребляются намного более резкие выражения и отношение, чем я когда либо видел на ВВС. Не знаю, удастся ли им. Я уверен, что могу добиться, чтобы шоу сняли, но, конечно, когда уезжаешь из страны, исполнительные директора на телевидении не сидят и не утирают слезы в ожидании. Они продолжают работать дальше. Но я сниму это шоу. Или превращу его в роман.


Перерыв в работе Рассела также бросает тень на будущее «Торчвуда». Он рассказывает мне, что «День чудес», четвертый сезон шоу, прошел не так уж блестяще. Отзывы противоречивы. Глава американского партнера Starz заявляет, что «Торчвуд» вернется, только если Рассел будет работать над ним, поэтому перспективы сериала очень туманны.

Движение поклонников Рассела выводит его, как писателя, на отдельный уровень среди всех писателей. Он заявляет, что никогда не хотел быть знаменитым и ему не нравится, как это все выглядит. Он был вытолкнут в свет прожекторов после премьеры «Близких друзей», но тут же попал под огонь из-за очень яркого изображения откровенного секса. Рассел выступил в защиту шоу.

— Невозможно ожидать от всех актеров безоговорочной подкованности. Они просто используют материал, который им дают. Когда шоу вышло в эфир, актеры, вероятно, понятия не имели, с какого возраста разрешено начинать гомосексуальные половые отношения. Некоторые журналисты буквально расставляли капканы, ожидая, что кто-то из них скажет что-то не то. Мне пришлось выйти вперед.

Я пошел на шоу Ники Кембелл на «Радио Файв», где обсуждал полученную нами критику и связанные с этим темы. В студию позвонила учительница-пенсионерка и сказала, что ее повергла в шок тема нашего разговора настолько, что она зашла из сада в дом. Она сказала: «Я сорок лет работала учительницей, и у меня не было ни одного ученика-гея». Обычно люди на радио очень вежливы, но как часто вам удается завести разговор один на один с гомофобом или кем-то столь же нетерпимым? Я сказал ей, что она неудачница. Неужели она и правда думала, что за всю свою карьеру не выучила ни одного гея? Она ошибалась. Я сказал ей, что ей пора идти обратно в сад. Ники Кембелл была в восторге.


Продемонстрировав то, что он в состоянии выйти вперед и продвигать свое шоу, он говорит, что пиарщики никогда его не останавливали. Он надеется, что его не коснется звездная болезнь. Он рассказал, что только иногда дает интервью в предверии выхода нового шоу. Согласно этому высказыванию, наше интервью — редкость.

Я сказал ему, что «Близкие друзья» — это гениально. К этому сериалу я возвращаюсь снова и снова. Он очень реалистичен. Только используемые персонажами мобильные телефоны выдают его «возраст».

— Знаете, кое-что, прозвучавшее там, я не слышал более нигде. Например, когда Винс на дискотеке говорит: «Видишь, там человек стоит. Я знаю его десять лет. Мы просто киваем друг другу». Это одна из забытых речей. «А вон с тем мы сходили с ума, ширялись, он красился в блондина, а теперь он остепенился. Я не знаю его имени». Я в восторге от этого.


Когда я пересматриваю «Близких друзей» меня вдруг осеняет, что в отличие от последних работ Рассела, там почти нет актеров-геев. И это особенно странно для сериала о геях.

— Я не намеренно подбирал таких актеров, — говорит он мне. — Просто я не вижу в этом никакой проблемы. Я бы не выбрал актера, который не подходил бы на роль. В Британии запрещено спрашивать на прослушивании об ориентации претендента. Когда в комнату вошел Чарли Ханнэм, мне кажется, я подумал, что он гей, потому что, несомненно, только гей может так идеально подойти на роль Натана. Только позднее я выяснил, что он натурал, но в тот момент это уже было неважно. Когда дело касается актеров, всегда нужно выбирать того, кто больше всех подходит на роль.


Успех «Близких друзей» открыл перед Расселом возможность создать такие проекты, как «Боб и Роза», «Второе пришествие» и «Казанова». Как давний и преданный поклонник «Доктора Кто», Рассел всегда хотел приложить руку и к этому сериалу. И вдруг его желание исполнилось. Были ли у него какие-нибудь сомнения, когда ВВС наконец предложили ему это?

— Пару дней я очень сильно сомневался, — говорит он. — Мой уборщик приходит убирать каждый вторник, и мы всегда много болтаем. И вот я сидел и полчаса ныл: «Следует ли мне браться? Я обожаю это шоу! Перестанет ли оно мне нравиться? Соберет ли оно достаточно денег? Пустят ли его по ВВС3?» И он сказал: «Ты смотрел то, что ты делаешь?» Разговаривая с ним, я распаковал большую коробку с игрушечными далеками, каждый из которых был аккуратно завернут в пупырчатую пленку, и попытался найти одного, черно-золотистого, а потом сказал: «Да. Думаю, я возьмусь за это».


Я задаю ему вопрос, сколько изменений он придумал для шоу с сорокалетним стажем за те годы, пока мечтал приложить к нему свою руку.

— Меньше, чем вы можете подумать, — отвечает он. — Хотя один мой старый друг из Гранады однажды напомнил мне, что как-то я ему сказал, что если мне позволят возродить «Доктора Кто», я возьму на роль компаньона Денизу ван Аутен и Тору Хёрд на роль ее матери. В каком-то смысле, мы именно так и сделали.


После возрождения сериала «Доктор Кто» и создания спин-оффов «Торчвуд» и «Приключения Сары Джейн» Рассел был по праву признан одной из самых влиятельных фигур на телевидении. Несомненно, он был важным аспектом в возобновлении карьеры покойной Элизабет Слейден и превращении Джона Барроумена в притчу во языцех.

— Джон, благослови его Бог! Что я сделал? Я создал монстра, — смеется он. — Но я всегда говорю, что если я когда-нибудь случайно кого-нибудь убью и мне нужно будет быстро выбраться из страны, я позвоню ему. Он мне поможет. Он завернет меня в ковер и вывезет контрабандой из страны в багажнике машины. Он прекрасный человек. Люди до конца не осознают, насколько он добр.


Официально признание — не то, чтобы он очень в нем нуждался, но всё же — пришло в 2008 году, когда он получил Орден Британской Империи в день рождения Королевы. В грамоте, выданной вместе с орденом, значилось «за выдающийся вклад в драматическое кино». Он говорит, что понятия не имеет где сейчас этот орден. Наверное, в еще не распакованном ящике.

— Знаете, после получения ордена мне пришла в голову еще одна мысль, — говорит он. — Я не большой поклонник монархии, но думаю, что это было правильное решение — присвоить эту награду гею. В конце концов, я думаю, что именно поэтому я и согласился. Позже, когда они опубликовали весь список, я узнал, что орден вручили и Полу О’Грэди!


Расселу не нужны признания в виде орденов. Его работа говорит сама за себя, равно как и его поступки. Я очень надеюсь, что он скоро снова начнет писать, и сомневаюсь, что найдется хоть один человек, кто не посочувствует ему в его нынешней ситуации. Мы будем с нетерпением ждать, и я уверен, что скажу от лица многих тысяч человек, что мы желаем Эндрю поправиться.