Статистика

Рейтинг@Mail.ru

Designed by:
Интервью Рассела Т.Дэвиса журналу SFX (июль 2011 года, выпуск №210)

Перевод: alunakanula для сайта IWTB.RU


БЕСКОНЕЧНАЯ БИТВА

Торчвуд возвращается на экраны в качестве нового десятисерийного фильма, действие которого происходит в мире без смерти.

Руководитель шоу Рассел Т.Дэвис дает интервью Иану Бэрриману.

Как однажды заметил Бенджамин Франклин, в жизни есть только две определенности — смерть и налоги. Но что произойдет, если вдруг, всего в одну ночь, эта истина перестанет быть таковой? Представьте на мгновение, что смерти больше нет. Это может показаться великим благословением. Кто-то может считать смерть жизненно важной частью уравнения человечества, но большинство из нас с радостью распрощается с одной из причин горя. Однако, если поразмыслить без лишних эмоций, вы поймете, что результатом этого станет стремительно растущая численность населения, которая обрушит все основы общества.

Это и является главной мыслью в «Дне чудес», новом сезоне «Торчвуда», снятого Расселом Т.Дэвисом при сотрудничестве с американской телекомпанией Starz, основное действие которого происходит в Америке. Шоу стало продуктом работы команды сценаристов, среди которых есть такие уважаемые писатели, как Джейн Эспенсон («Баффи»), Джон Шибан («Секретные материалы») и Дорис Иган (ведущий сценарист «Доктора Хауса»).

Журналист SFX встретился с руководителем шоу, на котором всё ещё остается грим после участия в телевизионном интервью — «Я выгляжу оранжевым, твою мать! Ощущение такое, что говорю через маску!» — в кардиффском Миллениум-Центре. В окне мы видим сверкающую Водяную Башню над ныне уничтоженным штабом Торчвуда, где позднее вечером будет сниматься одна из сцен сериала. Позади нас находится лестница, с которой Мастер говорил свою победную речь Премьер Министра. На этой территории чувствуешь себя почти как дома.

«День чудес» выстроен на такой же великой идее, как и снятая Дэвисом в 2003 году драма «Второе пришествие» (Second Coming), в которой рассказывается о том, что могло бы произойти, если бы Сын Божий родился снова.

— Да, я снял много фильмов, в которых случаются невозможные вещи, — признается Дэвис. — «Боб и Роза» тоже об этом — гей влюбляется в женщину. Мне нравится грандиозность «Торчвуда». Возможно это покажется кому-то на грани высокомерия или претенциозности, сказать: «Да, мы сейчас смотрим на общество, на то, кто мы есть и как мы живем», но мне нравится возможность изменить общество, размах и уровень.


БОЛЬШЕ НИКАКИХ ПОХОРОН

В самом деле, сложно представить высшую идею с еще большим размахом. Конец смертям? Такое развитие событий изменит каждый аспект существования человечества — религию, политику, экономику — открывая путаную матрицу потенциальных сюжетных линий.

— Да, это так, — говорит Дэвис. — Некоторые из них нам даже пришлось убрать из сценария, потому что существует угроза того, что зрители начнут слишком усердно размышлять об этом, затем начнутся дебаты о морали общества, а мы просто хотим рассказать историю, и это триллер. Некоторые из таких вещей упоминаются вскользь. Есть кое-что, на чем не хочется долго задерживаться, например, что 15% всех беременностей заканчивается выкидышем. Как только вытащишь такие вещи на свет, общество попадает под давление — полны не только гериатрические отделения, но и родильные отделения. Что происходит с пенсиями? Они основываются на продолжительности жизни. Существует миллион последствий. Мы упоминаем многие из них. Вы можете обсуждать это на кухне, но нашей целью не является что-то кому-то проповедовать или преподать урок.

Когда история начинается с открытия такого невероятного Ящика Пандоры, не трудно ли довести сюжет до достойного завершения? Спойлерофобы, пропустите два следующих параграфа, если хотите избежать некоторых откровений относительно первой серии...

— Возможно, — говорит Дэвис. — Но если рассказывать историю должным образом, то именно к такому завершению и придешь. Если исчезает таинственность или волшебство, умрут ли те люди, которые должны были умереть? У отца Гвен инфаркт. Если она спасет мир, убьет ли она тем самым и его тоже?

Также непонятен статус смертности известного джентльмена в шинели и агента ЦРУ Рэкса Матесона, который появляется как враг Торчвуда, но потом присоединяется к ним.

— Рэкс в самой своей первой сцене оказывается проткнутым строительными лесами, — говорит Дэвис, — и возникает вопрос: «а он случайно не должен умереть?» В сцене, которую снимают сегодня, Джек говорит, что у него на руке синяк, который не заживает... Это словно полюсы поменялись местами: все смертные стали бессмертными, и поэтому бессмертные превратились в смертных — или все-таки нет? Теперь Джек смертен. Умрет ли он или снова станет бессмертным? Так что речь не идет об «умрет — не умрет». Речь идет о том, почему совершаются определенные действия, и что ставится на карту. В конце концов, это же драма.

Значит, «конец смерти» заключается не только в том, что люди больше не склеивают ласты от старости. Если люди выживают после инфаркта или куска железа, проткнувшего их, существуют ли какие-то границы того, что они смогут вынести?

— В первом эпизоде взрывается солдат, — рассказывает Дэвис. — Тело разлетается на куски по трем столам, а он все равно жив! Это возмутительно и отвратительно, но в то же время прекрасно — ощущение, что смотришь кино про зомби со всеми ужасами, но персонажи не мертвецы, понимаете? Радость существования зомби в том, что у них отсутствует разум и они просто хотят съесть чужой мозг. Эти же люди все еще живы, и их невозможно убить.

В связи с этим напрашивается очевидный вопрос: если бы вы захотели от кого-то избавиться, что бы вы сделали? Уничтожили бы каждый атом его тела?

— Именно так, — говорит Дэвис, — и именно такие решения станут кульминацией всей драмы. Отчасти речь идет о доли населения, которую не принимают во внимание — старые и больные. Мы всегда хотим, чтобы они не путались под ногами, но теперь их количество увеличивается, и что вы будете делать? К пятому эпизоду принимаются некоторые ужасные решения — возвращаемся к теме «Детей Земли», которая хорошо сработала, когда Кабинет Министров принимал решения. На этот раз решение принимают не сильнейшие мира сего. На этот раз мы находимся в Торчвуде, вне системы, но приходится считаться с тем, какие законы издает ООН. К пятому эпизоду они начинают давать определение «жизни», а как только человеческие существа начинают контролировать жизнь и смерть, коррупции дорога открыта и происходят ужасные вещи...


ПРОВЕРКА ЧЕЛОВЕЧНОСТИ

Сейчас «Торчвуд» сильно отличается от того шоу, которым он был в начале. Дэвис получает удовольствие от возможности исследовать насколько прочна наша «цивилизация».

— Чем старше я становлюсь, — объясняет он, — тем яснее я вижу. Когда я был молодым — я родился в 1963 году — казалось, что Вторая Мировая была миллион лет назад, просто старое черно-белое кино. Теперь мне уже за сорок, и я понимаю, что родился спустя всего двадцать лет после ее окончания. Это так же, как кажется, что девяностые были только вчера. Понимаешь, что все было так близко — общество, которое открывало концентрационные лагеря и сжигало евреев, геев и цыган, существовало еще вчера. Разве мы приняли волшебную таблетку и резко стали цивилизованными? Разве мы сейчас лучше? Нет, не лучше! Ужасно думать, что такие вещи еще продолжают существовать внутри нас, и результатом одного неверного избирания одного неверного правительства может стать то, что мы вернемся к такому же положению вещей. В нас, как в человеческих существах, ничто не стало лучше, чем было во время нацистской Германии. Мы не умнее их, наши инстинкты ничем не лучше. Именно это я имею ввиду под высокомерием фразы «мы говорим о нынешнем обществе». Но так оно и есть! У меня есть основа, и я считаю, что именно это я и должен делать...

Дэвис не может справиться с собой и уменьшить собственную претенциозность.

— И еще, за людьми вдоль пляжа летит вертолет! Такого не было в «Выборе Софи»! — Рассел хохочет над собственным плохим вкусом. — Ужасно! Господь меня покарает...

«Дети Земли» в 2009 году были основаны на столь же мрачных мыслях, но в то же время там были такие сцены, как вытаскивание капитана Джека из тюрьмы при помощи бульдозера. Шоу все еще сохраняет эту жилку безумства?

— Да, ощущение веселья неизменно остается, — подтверждает Дэвис. — Ключом к этому является капитан Джек, этот человек в шинели времен Второй Мировой, который путешествовал в пространстве и времени и стал бессмертным. Пока в центре событий остается этот самодовольный персонаж, сюжет никогда не будет исключительно серьезным. Так что шоу очень странное! Странная смесь всего. Наверное, если бы сейчас начать воссоздавать «Торчвуд» с черновиков, вы бы сказали: «Эти элементы невозможно сочетать», но поскольку они очень органично выросли из успеха «Доктора Кто», они срослись вместе и работают вопреки здравому смыслу. В такой схеме никогда не забываются ни активные действия, ни веселье. Когда вы увидите сцену со взорвавшимся солдатом, вы меня поймете — она восхитительна! Она страшна и отвратительна и мы играли ее очень натурально, но все, кто любит жанровое телевидение, будут довольно потирать ручонки. И мы веселимся по-разному на протяжении всех эпизодов с теми людьми, что должны были умереть, разбирая их на различные куски и формы. Так что всегда присутствует эта жилка шоуменства под лозунгом «сделайте настоящее развлекательное шоу!»

А что с вопросом об особенностях шоу теперь, когда оно стало совместным американо-британским производством? Естественно, что поклонники волнуются, что оно станет трансатлантическим и это будет так же странно, как и акцент Лойда Гросмана. Что вы делаете, чтобы в результате не получилось «ни рыба, ни мясо»?

— Вообще-то, это моя работа, — замечает Дэвис. — Если это не удастся, то это будет целиком и полностью моим провалом. И кто знает, что подумают люди. Амуниция уже наготове. Можете почитать эту циничную заметку в «Гардиане», где было сказано, «какой странный гибрид». Но я думаю, мы все сделали очень разумно. Люди спрашивают: «это перезагрузка или перезапуск?» Нет, это буквально то же самое шоу, но теперь оно идет в Америке. В конце сцены, которую сегодня снимают, ЦРУ производит выдачу капитана Джека, Риса и Гвен Америке. Это совершенно соответствует сюжету, так что нам ничего не пришлось перезапускать, чтобы объяснить, кто такая Гвен, и не нужно было объяснять каким образом туда вписывается Рэкс, потому что он агент ЦРУ, а они действуют только за пределами страны. Правда, я задумывался над этим — не будет ли выглядеть странно на отснятом материале, не будет ли это очень непонятная комбинация? Но всё написано очень четко. Я имею в виду, что Рэкс очень заносчивый, самоуверенный, гениальный американец, а Гвен совсем не божий одуванчик. Вместе — это горючая смесь! Эти люди не могут сотрудничать, но сюжет таков, что они оказываются в ситуации, когда другого выхода нет. Так что я думаю, что нам всё удалось.

«Торчвуд: День Чудес» выходит в эфир в Америке на канале Starz 8 июля. Дата передачи по ВВС One еще должна быть утверждена.

Небольшие интервью с Ив и Джоном
ВЕРТОЛЕТ И ПЕРЕМЕНЫ

Ив Майлз нахлебалась этого вдоволь...

— Это ваш первый опыт работы в Америке. Каков был для вас первый день съемок?

— Я сидела на студии Уорнер Бразерс, и у меня слегка кружилась голова. То есть, мы ведь находились на съемочной площадке «Касабланки», понимаете? Я сказала моему партнеру, что мне нужно быть там в полдевятого... Но на самом деле мне нужно было только к десяти! Я сидела на автобусной остановке, с которой начинаются экскурсии по студии, и думала: «боже мой, это восхитительно!» Я пыталась быть равнодушнее, как лебедь — когда он плывет по поверхности, он кажется равнодушным и тихо скользит, но под водой он работает изо всех сил!

— Кажется ли масштаб этого сезона намного больше?

— О, он грандиозный. В первый день у нас было три разных огромных площадки, а потом еще два вертолета... каждый день такое. В «Детях Земли» нашим вертолетом был фургон и ветряная машина, так что да, всё очень поменялось!

— Кстати, мы так поняли, что за вами по пляжу гнался вертолет. Как это было?

— О, боже мой! Было уже слишком поздно говорить «я боюсь!» Гвен с ребенком на заднем сидении джипа, а я видела цвет глаз пилота! Потом он свернул, когда мы ехали 50 миль в час по пляжу, и появился снайпер, а после мне дали реактивный гранатомет... Хороший был денек! Теперь я могу записать это в CV — «умею обращаться с гранатометом, несясь на скорости 50 миль в час с ребенком на руках». А воздух был -6 градусов. Мне нужно было схватиться за джип и спрыгнуть на пляж, и я молила бога, чтобы ноги не подвели, потому что я их просто не чувствовала — настолько было холодно! Когда я приземлилась, то подумала: «что ж, я все еще на ногах! Молодцы ноги, у вас хорошо получается!» Так что да, это было восхитительно, я еще никогда не была так близко к вертолетам.

— Сохранился ли у шоу всегда присущий ему оттенок безумства?

— Да, конечно, там по прежнему много веселья. То, что мы поехали в Америку, вовсе не означает, что мы стали очень серьезными и похожими на CSI. Мы придерживаемся стиля прежнего Торчвуда. Вам придется справляться с этим сумасшедшим феноменом, но среди придуманных Расселом героев, которых абсолютно все возненавидят и абсолютно все полюбят, есть место и юмору. И да, увидев очередное безумство, вы говорите: «Ха! Ну ладно, это же Торчвуд!»

ЖИВИ И ДАЙ УМЕРЕТЬ

Джон Барроумен возвращается с пулей!

— Сколько прошло времени после «Детей Земли» до начала событий этого фильма?

— Мы возвращаемся к настоящему времени, планета Земля, Джек прячется где-то в Вашингтоне, Округ Колумбия, приглядывает за Гвен, чтобы удостовериться, что с ней все в порядке. Потом закручивается действие и начинаются перемены, из-за которых Джек должен выйти из тени, потому что люди всё ближе подбираются к Гвен, и ее нужно защитить, как он всегда и делал.

— Как Джек вписывается в эту ситуацию, сложившуюся по всему миру, и как она на него влияет?

— Всё, что я скажу — если возможно бессмертие, то возможен и обратный процесс... что как раз и происходит. А если человечество бессмертно, появляется множество проблем, и именно с этим Джеку и остальной команде придется справляться.

— Кажется ли шоу в этот раз масштабнее?

— Да. Вы еще спрашиваете! Мы несемся по пляжу Россил, преследуемые черными военными вертолетами и стреляем из настоящего оружия! Раньше мы монтировали вспышки выстрелов, но стреляли мы холостыми пулями. Это было невероятно. Так что да, спецэффекты, взрывы и подобные вещи стали намного масштабнее. Но вы все увидите сами!