Статистика

Рейтинг@Mail.ru

Designed by:
Капитан Джек вернулся (от 21 октября 2011 года)

Перевод: alunakanula для сайта IWTB.RU
источник

Он — капитан Джек в «Торчвуде», он ведущий «Tonight’s the Night», и он был исполнителем одной из ролей в «Отчаянных домохозяйках». Донал О’Донохью берет интервью у человека-оркестра Джона Барроумена.

Мы едва вошли в комнату, и Джон Барроумен уже меняет обстановку.

— Мне не нравятся темные комнаты, — говорит он и ищет выключатель.

И еще ему не нравятся большие пустые помещения, но с этим в данный момент ничего не поделаешь, разве что только можно повесить плакат над входом, оповещающий о том, что чуть позже здесь пройдет выступление певца и танцора Джона Барроумена. И в каком-то смысле он так и делает, т.е. начинает выступать.

Барроумен никогда не сидит на месте. Он необычайно хорош внешне, будто бы сошел с экрана ТВ в одном из своих образов. У него угольно-черные волосы, бронзовый загар и исключительно белые зубы. В свои 44 он великолепно сложен — накачанные руки, точеный торс — но болтливее он любого пуэрториканца. Хотя чего еще можно от него ждать? Закончив не так давно работу над четвертым сезоном «Торчвуда», где он снова вернулся к роли капитана Джека Харкнесса, Барроумен только что выпустил альбом под названием «Лучшее из Барроумена» и в следующем месяце будет давать концерты в Ирландии. Просто это Джон Барроумен.

Сегодня он немного хромает, поскольку недавно ушиб спину. Как это произошло?

— О, это слишком личный вопрос, — выпаливает он и смеется.

Очевидно, что для этого человека нет стоп-сигнала. Он говорит, что обязан своей великлепной рабочей этикой двум вещам:

— Во-первых, мое кельтское происхождение, — говорит он. — В наше время кажется, что такие слова произносятся свысока, но мой дед со стороны матери был ирландцем. Его звали Эндрю Батлер, и был он родом из графства Клэр. По правде говоря, мою племянницу назвали в честь этого графства. Я бы очень хотел — и я уже говорил об этом с моим менеджером — сделать программу, в которой я бы исследовал свои ирландские корни, чтобы увидеть, насколько они сильны.

Менеджер и бизнес-партнер Барроумена Гевин Бейкер сидит рядом. Они вместе управляют «Барроумен-Бейкер Продакшнс», компанией-организатором «Tonight’s the Night». Барроумен прирожденный шоумен и насквозь бизнесмен. Шоубизнес всегда был у него в крови.

— Моя бабушка и ее сестра были профессиональными танцовщицами водевилей в Глазго, — рассказывает он. — А тетя моей матери Изабель Бейли была оперной певицей, знаменитой на всю Европу.

И при всем этом в детстве ему хотелось другого.

— Единственное, чего я хотел, это стать летчиком, — говорит он. — Но потом я понял, что мне просто нравятся мужчины в униформе! Дело было вовсе не в том, что я хотел быть пилотом, и понял я это только в переходном возрасте. Но я всегда хотел выступать. Я помню, как с четырех лет ходил в магазин пластинок, где работала мама, стоял на прилавке и пел самые популярные песни каждому, кто заходил в магазин.

В детстве он любил научную фантастику, и это не изменилось и по сей день — «Звездный путь», «Звездный крейсер Галлактика», «Доктор Кто», в котором впервые появился капитан Джек Харкнесс. В последнем сезоне «Торчвуда», совместном с США проекте с участием множества звезд, в числе которых был Билл Пулман, он ощущал себя ребенком в конфетной лавке.

— Ради всего святого! Я обожал Билла Пулмана с того момента, когда увидел его в «Космических яйцах», — говорит он. — Я посчитал его жеребцом, и так ему и сказал. Он ответил: «Ух ты! Меня обожал Барроумен!» — «Обожал?» — сказал я. — «А я до сих пор обожаю!» После этого он шутил, когда мы заканчивали сцену: «Ты меня обожал, правда, Барроумен?», а я: «Да, Пуллман, я тебе обожал!».

Будет ли сниматься пятый сезон «Торчвуда»? Над ответом Барроумен слегка призадумывается.

— Если бы существовала кнопка паузы, то можно было бы сказать, что мы ее сейчас нажали, потому что мы не знаем, что будет дальше, — говорит он. — Я бы с удовольствием снялся в еще одном сезоне, и я буду играть капитана Джека так долго, сколько они захотят, чтобы я его играл, но сейчас всё находится в неопределенном состянии и не в моей власти на что-то повлиять.

Он бы с удовольствием увидел своего героя на большом экране.

— Я думаю, что «Торчвуд» скорее, чем «Доктор Кто», подходит для большого экрана, поскольку это более взрослое кино, — говорит он. — Но если бы это был «Доктор Кто» с Дэвидом (Теннантом) в роли Доктора — у меня будут неприятности из-за этих слов — я бы с удовольствием снялся с ним в фильме.

Он познакомился со своим партнером Скоттом Гиллом около семнадцати лет назад. Это случилось в гримерке после спектакля «Веревка», в котором у Барроумена была сцена без одежды, а в 2006 году они заключили гражданский союз.

— После я сказал ему, что, когда я был на сцене, он увидел всё, — рассказывает Джон. — Семь минут я был обнажен.

Их первое свидание произошло через год после этого, и это было очень необычно, поскольку там была еще и Шер.

— Эй, это не было свидание втроем, — говорит он и смеется. — Там были еще люди! Шер меня искала не из романтических побуждений. Она планировала «Бульвар Сансет». Когда она в тот вечер мне позвонила, я сказал, что у меня свидание с парнем, которого я очень хочу увидеть. Она ответила: «Милый, ты собираешься отшить Шер, чтобы пойти с кем-то на свидание? Ради Бога, бери его с собой».

С тех пор они со Скоттом вместе. В чем их секрет?

— Хотел бы я поделиться с вами формулой, потому что тогда я мог бы написать еще одну книгу о том, как сохранить отношения, — говорит он и смеется (в 2008 году Барроумен опубликовал свою автобиографию «Всё проходит»). — В каком-то смысле, я бы сказал, что не ожидаю слишком много, если я понятно выражаюсь. Бывает, что на дороге встречаются колдобины, и мы прошли через эти колдобины. Можно было бы сказать «Всё кончено!», но зачем разрушать то, что мы так долго строили просто из-за какого-то незначительного флирта или глупого случая? Мы смотрим на вещи реалистично.

По поводу шоу в Дублине Джон не скромничает.

— Я гарантирую вам хорошее развлечение, — говорит он, уверяя, что будет интересно каждому, кому больше семи лет. — Это фантастическое шоу. Я сам его написал.

Если Шоу Джона Барроумена хоть чуть-чуть будет похоже на Человека Джона Барроумена — а я не могу допустить, что будет иначе, — то готовьтесь выйти из театра с кружащейся головой.

— Я люблю то, что я делаю, и в день, когда мне это перестанет нравиться, я уйду на пенсию, — говорит Джон.

Почему-то пока мне не кажется, что это может случиться в ближайшем будущем.