Статистика

Рейтинг@Mail.ru

Designed by:
Интервью с Лизой Эдельштейн для 411mania.com

Источник
Перевод: MarishkaM, бета: kahlan

Оригинал статьи


Эл Нортон берет эксклюзивное интервью со звездой «Хауса» и номинанткой на премию PCA Лизой Эдельштейн. Ее послужной список включает работу в сериалах «Западное крыло» (The West Wing), «Сейнфилд» (Seinfeld), «Элли Макбил» (Ally McBeal), «Практика» (The Practice), «Ночи спорта» (Sports Night ), «Скорая помощь» (ER), «Фрайзьер» (Frasier), «Без следа» (Without A Trace), но именно роль в «Хаусе» принесла ей известность.

ЭН: Поздравляю с номинацией.
ЛЭ: Спасибо. Так приятно.

ЭН: Знаю, все твердят, что работают не ради наград, но, все же должно быть чертовски приятно, когда тебе звонят и сообщают о номинации.
ЛЭ: По-моему, мне не звонили вовсе. Кажется, я прочла о своей номинации в интернете. Это действительно приятно, особенно, когда речь идет о People Choice, потому что голосуют зрители, и ты действительно чувствуешь контакт с людьми, смотрящими сериал.


ЭН: У меня есть теория, объясняющая, почему никто другой из «Хауса» не был номинирован на Эмми или Золотой Глобус: Хью настолько хорош, что люди просто не замечают других актеров в сериале. Думаю, зрители не удивились бы, если бы никто, кроме Хью, не был номинирован и в этот раз.
ЛЭ: Не уверена, что все обстоит именно так. В сериале есть ведущий актер и группа актеров, и канал продвигает именно Хауса. Вся реклама строится вокруг Хауса. Вам представляют это шоу как процедурную драму, где играет Хью Лори и другие актеры, а когда вы начинаете смотреть сериал именно как процедурное шоу, то уже не слишком обращаете внимание на остальных актеров. Думаю, здесь задействован ряд факторов, но этот Хью действительно фантастический актер, и нам всем приходится держать марку во время совместных с ним сцен.

ЭН:
Если бы у сериала было другое название, вам всем было бы легче.
ЛЭ: Когда началась работа над сериалом, у него не было названия, это был «Безымянный медицинский проект Дэвида Шора» или что-то в этом роде, и когда нам сказали, что сериал будет называться «Хаус», Хью был в ужасе (смеется). Он сказал: «Вы не можете назвать его «Хаусом», сериал не о Хаусе». Думаю, когда он прочел сценарий, то понял, насколько сериал «о Хаусе».

ЭН: Ты с самого начала знала, что Хаус и Кадди будут вместе или финал шестого сезона застал тебя врасплох?
ЛЭ: Я всегда думала, что они сойдутся. Честно говоря, думаю, все началось еще в пилотной серии. Кто-то это заметил, кто-то нет, но мне казалось, что химия между ними была уже в самой первой сцене.

ЭН: Думала ли ты, что персонажам было суждено претерпеть некоторые изменения, прежде чем сойтись?
ЛЭ: Определенно. Когда ты являешься его боссом, динамика ваших отношений требует очень осторожного подхода, поэтому, я думаю, им понадобилось так много времени. Плюс ко всему, создатели сериала оттягивали этот момент, сколько могли.

ЭН: Для любого шоу, в котором герои пребывают в состоянии «быть или не быть роману», главная забота сценаристов в том, чтобы не слишком затянуть развязку и не позволить зрителям потерять интерес, а уже после следует главный вопрос: «Что дальше?»
ЛЭ: Я тоже думала обо всем этом, однако, я не считаю, что наш сериал именно о «быть или не быть…». Полагаю, это одна из особенностей отношений этих двух героев, но сам сериал о Хаусе и его сложных отношениях с миром, а этот роман - всего лишь часть его жизненного пути. Вопрос «быть или не быть роману» должен был разрешиться, и теперь они имеют дело со своего рода неспособностью Хауса к близким отношениям. Он должен пройти через это, причем пройти с кем-то очень дорогим ему, когда ставки действительно высоки.

ЭН: Любовная сцена между Хаусом и Кадди в премьере сезона была потрясающе снята. Мне особенно понравилось почти полное отсутствие музыкального фона. Долго работали над постановкой сцены?
ЛЭ: Нет, совсем нет. Просто нужно понять, что должно произойти, а дальше все развивается само собой. Здесь самое важное – это органичность движений и ощущение интимности момента. Думаю, сценаристам было действительно важно показать, что же произойдет с героями после близости. Они не хотели слишком бурного развития событий, когда герои с силой толкают друг друга к стене, в следующий момент они уже занимаются сексом, сцена заканчивается вздохами, а в следующее мгновение они уже на работе. Думаю, сценаристы хотели ненадолго остановить время и побыть рядом с людьми, вновь обретшими друг друга, тихонько постоять, не мешая им, а затем вернуть их в суету Принстон-Плейнсборо.

ЭН: По-твоему, зрители удовлетворены тем, как завершилась история Кадди и Лукаса, или для них было единственно важным, чтобы Хаус и Кадди наконец-то были вместе?
ЛЭ: Да, история с Лукасом завершилась довольно внезапно (смеется). В смысле, мы знали, что она близится к концу, но, опять же, сериал не о Кадди, поэтому зачастую ее история развивается за камерой, и вы видите только ту часть, которая имеет отношение к Хаусу. Я думаю, в серии «с 5 до 9» было немало намеков на окончание отношений с Лукасом, хотя это был еще не конец. Зрителям дали понять, что ей давал Лукас, и чего не мог дать Хаус, но самое важное, что ей давал Хаус, чего не мог дать Лукас.

ЭН: Ты помнишь, каковы были твои ожидания, когда тебе предложили роль в сериале?
ЛЭ: Вряд ли можно ожидать многого, когда снят только пилотный эпизод. Все, что ты можешь сделать, это прочесть сценарий и решить для себя, насколько он хорош, есть ли у него шанс, и будет ли тебе интересно играть эту роль на протяжении семи лет. Это магическое число крутилось у меня в голове и вуа-ля, мы в седьмом сезоне.

ЭН: И ты никуда не уходишь?
ЛЭ: Надеюсь, нет. Мы пока не знаем. Между каналом и студией идут переговоры, а мы просто ждем результата.

ЭН: Насколько тебе, как актрисе, тяжело осознавать, что в успех шоу на ТВ вкладывается неизмеримо больше, чем просто хороший сценарий и количество зрителей?
ЛЭ: Это всего лишь бизнес, поэтому и об этом нужно думать. Да, это искусство, но, в то же время, крупный бизнес. Наш сериал, как и любой другой, в действительности всего лишь ТВ-пространство между рекламными блоками и нам постоянно об этом напоминают (смеется), и мы используем это пространство по максимуму. Как я уже говорила, когда вы читаете сценарий пилотного эпизода, вам нужно понять, насколько зрители будут заинтересованы сериалом в долгосрочной перспективе, и насколько это будет интересно вам. Вам нужно представить, что будет, если сериал будет идти бесконечно долго, и, в то же время, что будет, если пилотная серия окажется последней. Вам придется проанализировать оба варианта и решить, не почувствуете ли вы себя в ловушке, если сериал окажется бесконечным, а также оценить его реальные шансы.

ЭН: Когда к тебе подходят фанаты, они называют тебя Кадди?
ЛЭ: Ну, я держусь подальше от фанатов, которые настолько оторваны от реальности, что принимают меня за Кадди. Они зовут меня Кадди, орут на меня из-за отношений с Хаусом. Это своеобразный тест Роршаха на то, как люди воспринимают увиденное по ТВ. Здесь по большей части дело в проекции. Думаю, в первом сезоне некоторые характеристики персонажей и окружающего их мира были скорее набросками и требовали серьезной доработки, впоследствии же стали понемногу добавляться детали. И по мере того, как сценаристы из сезона в сезон добавляют эти самые детали, вполне может оказаться, что они совсем не те, что зрители проецировали на персонажей. И потому люди жалуются, что сериал изменился, и это действительно забавно, ведь на самом деле он не изменился, а стал насыщеннее, что в каком-то смысле стало для них неожиданностью.

ЭН: А что ты смотришь по ТВ?
ЛЭ: «Безумцев», «Настоящую кровь», «Большую любовь»… в основном эти сериалы. Еще мне очень нравится «Проект Подиум».

ЭН: Расскажешь что-нибудь о следующем эпизоде?
ЛЭ: Это действительно замечательный эпизод о пациенте, раз в год подвергающем себя распятию. Поразительно.

ЭН: Это последний эпизод в этом году, думаю, у тебя намечается небольшой перерыв.
ЛЭ: Да, я отдыхаю весь декабрь.

ЭН: Могу поспорить, что раньше месяц отдыха был бы для тебя ужасным испытанием, но теперь, когда ты работаешь на износ, месячный перерыв звучит заманчиво.
ЛЭ: Мне всегда хотелось взять месяц отдыха, но я никогда не позволяла себе уехать, иначе потеряла бы возможность получить роль, а когда ты живешь от роли к роли, нужно просто находиться неподалеку. Я уезжала максимум на неделю и понятия не имела, когда поступит очередное предложение, так что отпуск стоил мне немалых нервов. Сейчас моя работа позволяет мне путешествовать по миру, и я пользуюсь этой возможностью, ведь я знаю, что здесь меня ждет работа, я знаю, что могу позволить себе эту поездку. Я не хочу упустить этот шанс и действительно стараюсь воспользоваться им.