Статистика

Рейтинг@Mail.ru

Designed by:
Двойная жизнь Джиллиан Андерсон (13.03.2012г.)

Автор: Аарон Хиклин для OUT
Перевод: Alunakanula для IWTB.RU
Источник

Почти десять лет, на протяжении которых она играла агента Скалли в «Секретных материалах», она была самым желанным объектом на телевидении. Теперь она стала другой, посвятив себя серьезным сценическим ролям и изысканным теледрамам, таким как адаптация «Больших надежд», которая скоро выйдет в эфир.

Джиллиан Андерсон вспоминает, как была ошарашена, прочитав в журнале статью о сорокалетней женщине, которая решила сбежать от тягот брака и материнства и устроила себе отпуск в одиночестве «где-то в Италии». Там она оказалась на вечеринке, где ни один человек не был ей знаком.

— Она решила, что не будет упоминать о том, что у нее есть дети, — говорит Андерсон, и ее акцент приятно меняется с британского на американский и обратно. — Это была очень занимательная статья. Вся энергетика разговора сразу меняется, если люди заводят беседу о детях: тебя тут же забирают под общую гребенку, и люди смотрят на тебя взглядом «да что ты понимаешь? Откуда тебе знать?»

Андерсон, у которой есть 17-летняя дочь от первого брака и двое маленьких сыновей от нынешних отношений, полжизни провела, чувствуя себя под такой гребенкой. Как актриса, она привыкла к тому, что сливается с другими жизнями, но и у нее самой есть яркие черты ее собственной индивидуальности. Она вспоминает, что когда переехала из Англии в Мичиган, то вдруг обнаружила, что она больше не «часть племени».

— Переезд из Лондона в маленький республиканский городок, такой как Гранд-Рэпидс, был шоком, — говорит она. — Я думала, что это место будет наполнено счастьем, солнечным светом и конфетами.

В старшей школе она победила в номинации «Самая странная» и «Самый большой шанс быть арестованной».

— В обоих этих титулах была доля истины, — признает Андерсон, — если принимать во внимание то, как я выглядела, одевалась и вела себя. А уж отношения, в которых я состояла, буквально заставляли людей шарахаться от меня.

На просьбу рассказать об отношениях, она начинает перечислять:

— Долгое время в старшей школе у меня были отношения с девушкой, а потом — с панком-наркоманом, который...

Постойте, лесбийские отношения?

— Да, да, что ж... Знаете, я уже в том возрасте, когда об этом можно говорить открыто, — объясняет она и продолжает список: — Потом у меня были отношения с человеком намного старше меня. В то время я выбрала анархистское отношение к жизни и, соответственно, мое поведение было подчинено этому принципу. Я делала не то, что делали другие.

О многом из этого писали и раньше — как она красила волосы в фиолетовый цвет, как залила клей в замок на двери зала во время выпускного бала, о наркотиках и алкоголе — но лесбийский роман это что-то новенькое. Понятно, что она опасается придавать этому большое значение, именно потому, что для многих людей этот факт имеет очень большое значение.

— Если бы я думала, что я на 100% лесбиянка, сложилось бы что-то по-другому? — задается она вопросом. — Стало бы у меня больше проблем, если бы это вызывало у меня какое-то чувство вины и все те мысли, которые посещают молодежь в подобной ситуации? Вероятно, что мое спокойное отношение в какой-то степени было обусловлено тем, что я знала, что мне по-прежнему нравятся мальчики.

Андерсон заявляет, что у нее были отношения с женщинами, но это было скорее исключением, нежели правилом. Конечно же, она в курсе того, что среди ее поклонников есть и лесбийское движение. В 2007 году в шоу Грэма Нортона, популярном британском ток-шоу, озорник-ведущий попросил ее почитать вслух лесбийскую книгу на иностранном языке, на что она тут же бодро ответила «Лизни мой клитор», и только потом поняла, что Нортон хотел, чтобы она прочитала эту фразу на немецком языке. Но многие поклонники реагировали не на Андерсон, а на Дану Скалли, специального агента ФБР, которую она играла в «Секретных материалах», надевая на себя большой плащ и туфли на разумной высоты каблуке.

Естественно, что Андерсон не хочет делать из своего признания нечто большее, чем оно на самом деле является, и это говорит о сущности ее инстинктов, которые влияют на ее жизнь. Как женщина из упомянутой выше статьи, Андерсон понимает, что твой выбор говорит за тебя, и всё, что ты делаешь, имеет свои последствия. Возможно, ее отрочество в Мичигане заставляет ее сильнее задумываться о неприятных условностях. Вероятно, у многих молодых актеров очень сильно желание оказаться частью самого популярного телешоу в истории. Для Андерсон же «Секретные материалы» казались отклонением от верного пути.

— Думаю, я всегда чувствовала, что схожу с правильной дороги, — говорит она. — Я была невысокого мнения о телевидении, и возможно в то время это было справедливо.

В нынешний век телевизионных художественных фильмов легко забыть о том, насколько скудным был выбор в 1997 году, когда Андерсон приходилось состязаться с Хезер Локлир из «Мелроуз Плейс» и женщиной-врачом Джейн Сеймур, чтобы завоевать «Золотой глобус» в номинации «Лучшая актриса в драматическом сериале». «Секретные материалы» стали аномалией, которая помогла изменить восприятие зрителей — телевидение больше не считалось ниже по рангу, чем фильм. «Семья Сопрано», вышедшая на НВО в 1999 году, подняла планку еще выше. Сегодня часто кажется, что телевидение это та отрасль, где можно найти настоящие таланты и креативность.

Уже прошло десять лет с тех пор, как Андерсон закончила работу над ролью Скалли, в которой она снялась в девяти феноменально успешных сезонах «Секретных материалов», но ее наклонность плыть против течения лучше всего иллюстрирует ее следующий поступок. Оставив Скалли, она перехала в Лондон в поисках ролей, которые всегда ее привлекали. К тому времени ее талант уже успел произвести впечатление на критиков, когда она снялась в фильме Теренса Дэвиса «Дом радости», адаптации романа Эдит Уортон. Отправившись в Англию, она тут же исчезла с радаров Голливуда (за исключением ее возвращения в 2008 году в наводящем тоску полнометражном фильме «СМ: Я хочу верить»), и переходила между перспективными театральными ролями, такими как Нора в «Кукольном доме», и определяющими карьеру дорогими историческими драмами, такими как «Холодный дом» (Леди Дэдлок) и «Сердце всякого человека» (Уоллис Симпсон). В фильме Майкла Уинтерботтома «Тристрам Шенди. История петушка и бычка», она сыграла комическую версию самой себя.

Сейчас выходит еще один сериал по произведению Диккенса, адаптация ВВС «Большие надежды», которая в США будет показана на канале PBS. Андерсон играет роль мисс Хэвишем, забытую временем невесту, поглощенную своей потерей и обидой, окруженную черствым, изъеденным мышами тортом и засохшими цветами. Эту роль играли и другие — Маргарет Лейтон, Энн Банкрофт, Шарлотта Рэмплинг — но Андерсон привнесла в нее новую эмоциональную глубину.

В Британии, где фильм был показан в январе, много шума поднялось из-за относительно молодого возраста Андерсон (44 года). Она считает, что если этого персонажа играет женщина старше, то существует риск растерять сочувствие и сострадание зрителя. Старушка в фате это классическая сумасшедшая, а женщина средних лет, застрявшая в прошлом — это трагедия.

— Я знаю, что ходят разные разговоры о моем возрасте и о том, как я решила ее играть, — говорит Андерсон. — У меня странное отношение к таким вещам. Они вызывают у меня некое зубоскальство. Я чувствую, как на лице появляется улыбка, и думаю, какую ее часть можно посчитать приятным посылом.

Это снова приводит нас к панковскому духу, которым она обладала в подростковом возрасте, и который, как она полагает, всё ещё в ней присутствует.

— Мне кажется, я никогда не следовала условностям по собственному желанию, — говорит она. — По умолчанию, возможно, но не по собственному выбору.

Она заметила присутствие в ее ролях шизофренических тенденций, которые отображают противоречия в ее собственной жизни. Она говорит, что иногда не может связать женщину, которая гуляет по Лондону «вся в черном — черные штаны и куртка от Рика Оуэнса» с женщиной, которая приезжает на фотосессии:

— Блондинка с вьющимися волосами, в обтягивающих джинсах и ярком макияже. Создается ощущение «что за черт?» Я должна решить, что здесь происходит, прежде чем я позволю это увидеть всему миру.

Принимая во внимание двойственность в ее личной и профессиональной жизни, становится вполне понятно, почему Андерсон всегда хотела сыграть Бланш Дюбуа в «Трамвае "Желание"» (A Streetcar Named Desire) — идеальное транспортное средство, чтобы исследовать то, как люди создают фантазии о мире и о себе.

— Я думаю, что здесь присутствует некая идентификация или мысль о том, что мне есть, что дать зрителю, — говорит она.

Но следующей весной Андерсон предстоит играть в Лондоне еще одну роль в спектакле, и она беспокоится, что когда предоставится возможность, она уже будет слишком старой для желанной роли.

— Я чувствую, что готова. Мне ужасно страшно при одной мысли об этом, но я чувствую, что готова, — говорит она, а после добавляет, что идеальным Стенли мог бы стать Райан Гослинг. — Представляете?!

В прошлом сентябре младший брат Андерсон умер от опухоли мозга в возрасте 30 лет. Он был буддистом, и Андерсон отмечает его благоволение и силу духа, с которыми он встретил смерть, и этот пример помог ей разрешить собственные конфликты.

— Он научил меня всегда быть внимательной к истине в моей жизни, осознавать и укрываться от всего, что кажется мне чуждым, — говорит она. — У нас был исключительный период времени, последние несколько недель, когда мы были все вместе, и это время оказало неизгладимое влияние на мою жизнь.

«Большие надежды» выйдут в эфир PBS 1 апреля 2012 года.