Статистика

Рейтинг@Mail.ru

Designed by:
Джиллиан Андерсон: Об эксцентрических комедиях, материнстве и рисках «нагугливания» себя (18.10.2011.)


Автор: Хелен Льюис-Хастли
Перевод: Alunakanula для сайта IWTB.RU
Источник


Вы исполняете одну из ролей в эксцентрической комедии «Джонни Инглиш. Перезагрузка», и такой выбор не является для вас обычным. Чем вас привлекла эта роль?

— В основном я делаю выбор, основываясь на том, с кем мне придется работать, и мне пришлась по душе идея играть роль агента разведки вместе с Роуаном Аткинсоном. Мне кажется, что больше всего меня удивило то, насколько технично всё было продумано... Я знала, как мне нужно играть вплоть до каждого движения каждого мускула. Такого раньше в моем опыте не было.


Отличается ли атмосфера на съемочной площадке комедийного фильма от атмосферы исторической драмы?

— Всем весело, и все чуть больше смеются. С другой стороны, иногда кажется, что комедию снимают более серьезно, потому что комедия — это достаточно серьезное дело.


Есть ли доля снобизма в том, чтобы сниматься в совершенной комедии?

— Когда я только подписалась на этот проект, я прочитала на IMDb чей-то комментарий о том, почему я сделала выбор в пользу этого фильма. Я подумала: постой-ка, если бы я снималась в фильме с Джимом Керри, ни у кого бы даже и мысли такой не возникло.


Меня беспокоит тот факт, что вы читаете комментарии на IMDb. Вы часто ищете свое имя через Гугл?

— Нет! Я искала совсем другое.


А некоторые «гуглят» себя.

— Ха, первое, что я делаю утром, после того, как покормлю детей, это сажусь за компьютер и набираю в Гугле «Джиллиан Андерсон».


Ваше имя оказывает воздействие на ваших детей?

— Нет, самая первая ситуация возникла, когда мы пошли смотреть «Тачки», и в кинотеатре на коробке с попкорном была моя фотография из «Джонни Инглиша». Мой пятилетний сын очень громко сказал «Мама, это ты!» и стал вертеть коробку, чтобы отыскать и папу тоже. Это было очень забавно, но это был первый раз, когда пришлось что-то объяснять, и я даже не помню, что мы ему тогда сказали. Кажется, мы пытались замять этот разговор. Ему еще слишком рано это знать.


Если бы кто-то из ваших детей захотел стать актером, что бы вы сказали?

— У меня есть семнадцатилетняя дочь, и вот она могла бы быть первой. К счастью, ее это не интересует. Должна признаться, что чувствую облегчение от того, что она не хочет стать актрисой.


Это из-за стиля жизни или из-за ненадежности?

— Да. Судя по данным статистики, только пять процентов актеров постоянно работают. Когда-то мой отец прочитал мне лекцию о том, что мне не следует становиться актрисой, а нужно получить настоящую специальность, для чего мне нужно заняться — как тогда это называлось? Компьютеры только появлялись — это было обработкой текстов.


Вы снялись в нескольких исторических драмах. Такие роли вам предлагают чаще?

— Мне нравится работать в таком жанре. Когда ко мне кто-то обращается, говоря, что мне нужно сыграть Диккенса, или Ибсена, или Чехова, я почитаю это за честь. Если бы у меня на выбор были две роли и одна из них была бы по Ибсену, а другая — современная пьеса, я бы, вероятно, выбрала Ибсена. Но с другой стороны, да, не хватает хорошего материала для женщин, которые так же дерзки и сложны, как описанные в классике. Но мне не кажется, что я выбираю классику, потому что ничего другого нет. Я ее выбираю потому, что хочу именно этого.


Вы играли в «Кукольном доме» в театре «Донмар» в Лондоне. Каково играть в таком тесном театре?

— У каждого театра есть своя, очень сильная индивидуальность. Есть что-то захватывающее в том, что находишься в таком маленьком помещении, и близость публики придает энергию совершенно другого качества.


Почему вам нравится Ибсен?

— Я уже не знаю, как долго это продолжается, но люди постоянно подходят ко мне и говорят: «Ты должна сыграть Гедду Габлер. Эта роль просто создана для тебя». Не уверена, можно ли это расценивать как оскорбление.


В марте вы выбрали Барака Обаму как человека, которым вы «восхищаетесь больше всех». Это всё ещё так?

— Не сказала бы, что «восхищаюсь больше всех». Я по-прежнему им восхищаюсь, но ему пришлось нелегко с тех пор, как он вошел в кабинет. Я просто не могу представить себе каково это — просыпаться каждое утро с такой ношей на плечах и не хотеть забраться обратно под одеяло и сказать «с меня хватит». Я по-прежнему высокого мнения о нем. Он делает всё, что в его силах. Я поражаюсь, как он со всем справляется и тем тактом, который является неотъемлемой частью его действий.


Вы голосуете?

— Да, но в Штатах. Я была полна энтузиазма по поводу прихода Обамы в кабинет, и на этот раз тоже будет Обама, и не важно, кто будет кандидатом от Республиканцев.


Были ли у вас планы сделать такую карьеру?

— Нет, мне просто повезло.


Мы все обречены?

— Нет, вовсе нет. Только некоторые из вас.