Статистика

Рейтинг@Mail.ru

Designed by:
Джиллиан Андерсон: Родители всегда не правы (06.12.2010.)
Интервью Гарета Пирса
Перевод Alunakanula специально для IWTB.RU
Оригинал интервью

Джиллиан Андерсон стала всемирно признанной звездой в 25 лет, сыграв агента Дану Скалли в американском телешоу «Секретные Материалы».

Сейчас ей 42 года. Первые годы своей жизни она провела в Лондоне, а затем, когда ей было 11, она переехала с родителями в Америку, где, по ее собственному признанию, вела бесшабашную подростковую жизнь.

Сейчас Джиллиан живет в Лондоне с дочерью Пайпер (16) от первого брака с Клайдом Клотцем и сыновьями Оскаром (4) и Феликсом (2) от ее нынешнего партнера Марка Гриффитса.

Показав себя как высококлассную актрису в британских фильмах, Джиллиан получила прекрасные отзывы о ее последнем телепроекте — роли Уоллис Симпсон в экранизации «Сердце всякого человека», снятой Channel 4.


— Когда в 11 лет я переехала с родителями из Лондона в Америку, я посчитала это ужасной идеей. Часть меня хотела остановиться и закричать «Этого не будет!». Но это случилось, и в подростковом возрасте мне пришлось пережить несколько трудных лет. Когда я закончила среднюю школу, мои одноклассники вручили мне победу в номинации «Вероятнее всего будет арестована»!

Уроком этих лет для меня стало то, что я поняла, что нужно было больше говорить о своих чувствах вместо того, чтобы молча возмущаться.

Хотя я и родилась в Америке, я всегда считала своим домом Лондон. А потом я оказалась с родителями в Мичигане.

Это был страшный культурный шок.

То же самое, только в обратном направлении, произошло с моей дочерью Пайпер.

Она выросла в Америке и, когда ей было 11, я привезла ее в Лондон.

Самым серьезным уроком, который я почепнула из своих восемнадцати лет, стало то, что я поняла, что нужно больше говорить о том, что чувствуешь, поэтому теперь я постоянно разговариваю с Пайпер.

Я часто думаю, какую же расплату я получу за свое бунтарское детство. Часть меня убеждена, что отношения между девочками-подростками и их матерями всегда одинаково — родители всегда не правы. По-моему, существует некая причина, почему всем подросткам приходится проходить через трудные времена.

Если бы они насильно не отделяли себя от родителей, говоря «Ты мой враг!», они бы ни за что не уходили из дома.

Но я думаю, что разговаривать друг с другом — и разговаривать обо всем — это и есть продвижение вперед.

У меня был шанс поступить по-другому с моей дочерью, и я надеюсь, что у нее об этом останутся только приятные воспоминания.

Она расспрашивает от том времени, когда ей приходилось буквально жить на съемочной площадке. Но тогда никак иначе было нельзя. Я постоянно работала в «Секретных Материалах», но я понимала, что это не идеальное место для ребенка.

Я бы не хотела снова стать подростком. Это я точно знаю. Я всегда ощущала себя старше. Даже в двадцать лет мне хотелось, чтобы мне было 34 или 36.

Но жизнь летит с такой скоростью, будто бы ураган, и мы не понимаем и не ценим ее, когда нам 18, и она проносится мимо.

Моя жизнь прошла на виду у всех, и я делала то, что должна была, как актриса. Но были и такие вещи, которые я сделать не могла. Например, попутешествовать автостопом по Европе, чего мне бы очень хотелось. Я не очень хорошо умею планировать время, поэтому очень много своего свободного времени я провожу, пытаясь его удачно распланировать.

Марк здесь очень помог. Мы познакомились через общих друзей. У него есть, что называется, голова на плечах, и часть меня уже заведомо была готова ему сдаться. Я могу сниматься в малобюджетных фильмах, которые мне интересны, потому что могу это себе позволить благодаря гонорару от «Секретных Материалов». Это отличная позиция, я чувствую жизненную силу и творческий порыв и как актриса, и как мать тоже.