Статистика

Рейтинг@Mail.ru

Designed by:
Mally: Воды Марса, впечатления

Что ж, кажется наконец я созрела написать подобие обзора на «Воды Марса». Для начала считаю нужным сделать следующие оговорки:

-- во-первых, конечно эта серия не о героях-первопроходцах-покорителях-Марса, а о Докторе, о том, что происходит у него в душе. Героическая эпопея Аделаиды Брук и ее команды всего лишь фон, хотя история вообще-то очень интересная сама по себе, то есть экшен в серии превосходный просто, но тем не менее, он откровенно второстепенен. Все события и все участники действия на станции показаны исключительно через призму восприятия самого Доктора, который «решил немного прогуляться» и как обычно по уши влип;

-- во-вторых, эта серия еще и о том, что сверхмогущественные силы не могут использовать во благо даже те, кто способен ими повелевать.

Из отзывов зрителей ясно, что впечатления от эпизода сильные, но очень неоднозначные. Думаю это происходит потому, что эта серия в одном весьма важном, если не глобальном аспекте напоминает третий сезон Торчвуда: она превосходно снята, сценарий, режиссерская и актерская работа -- все на высоте, НО! Если в третьем сезоне Торчвуда РТД заставил нас усомниться в непобедимости и несгибаемости Джека Харкнесса, фактически «развенчав» сложившийся в умах зрителей стереотип «всесильного героя», то в «Водах Марса» он пусть не столь беспощадно, но по сути очень похоже поступает с Доктором, возможно впервые за всю историю сериала показывая насколько тяжел крест спасителя мира. По сути, в этом эпизоде нам объяснили, достаточно популярно, какую на самом деле цену платит Доктор за свое внешне такое беспечное существование и насколько это тяжело, имея возможности почти божественные, оставаться просто человеком, пусть не обычным, но все-таки в первую очередь человеком, а потом уже богом и кем-то там еще.

Ведь если вдуматься, в чем главное отличие Доктора от Мастера, да и от остальных его соплеменников? Желание не быть Богом. Доктор обладает возможностями богов, он может решать судьбы мира (ему нужно всего шесть слов, чтобы свергнуть правительство), но крайне редко это делает вообще, а уж в глобальном смысле тем более -- с его слов мы знаем только один случай, когда он пошел против своей натуры и «ударил» по полной, я имею в виду уничтожение цивилизаций далеков и Повелителей Времени в ходе Временной войны. И именно этот поступок, кстати говоря, является не последней причиной того душевного кризиса, который настигает Доктора в финале четвертого сезона, после событий эпизода «Конец путешествия», по ходу которого он фактически теряет все те нити, которые худо-бедно связывают его с жизнью -- у Джека, Марты, Сары-Джейн и Микки своя жизнь, Донна больше не может с ним оставаться, а Розу он на этот раз оставляет сам ради ее же блага (хотя «благо» это весьма спорно). В итоге, как Доктор сам признается в эпизоде «Следующий Доктор», его сердце разбито и он начинает уже сознательно избегать возникновения любых новых привязанностей -- Кристина де Суза в эпизоде «Планета Мертвых» могла бы стать для него отличным компаньоном, но Доктор ей отказывает и говорит, что больше никогда не рискнет связать свою жизнь с кем-либо, забывая собственные же слова, сказанные Розе в «Бойся ее» -- «никогда не говори никогда».

Суть создавшейся ситуации в том, что возможно боги и могут жить, не имея личных привязанностей, но поскольку Доктор не желает быть богом, то ему, как любому живому существу, необходимо кого-то любить, чтобы чувствовать себя живым, и отказавшись от этого он начинает терять себя, свою личность, медленно, но верно превращаясь из несовершенного, но доброго и мудрого Повелителя Времени с человеческим лицом в этакого гениального безумца, способного практически на что угодно ради того, что ему на данный момент кажется добрым и правильным -- зрелище, прямо скажем, достаточно тяжелое и неприятное.

Мы знаем, что по ходу существования и развития цивилизации Повелителей Времени на Галлифрее был -- как я предполагаю, ценой горького опыта -- выработан целый свод законов, регулирующий вмешательства в ход истории. В частности, запрещено изменять свое личное прошлое, «пересекать свою личную временную линию» из-за риска возникновения парадокса (события эпиода «День Отца»), и запрещено изменять некоторые ключевые исторические события, «фиксированные точки» во времени, являющиеся базовыми «опорами» в существующей истории Вселенной. Доктор, при всем его внешнем легкомыслии, к этим законам всегда относился с огромным уважением, так, например, он никогда не делал попыток изменить свое прошлое и вернуть Галлифрей, или изменить события в какой-либо «фиксированной точке» времени в первую очередь, конечно, потому что в отличие от Мастера не был безумцем и сознавал, к каким трагическим последствиям может привести подобное поведение, но не в последнюю очередь также и потому, что не хотел подвергать опасности всех тех, к кому привязался за время своей жизни на Земле.