Статистика

Рейтинг@Mail.ru

Designed by:
Интервью Дэвида Теннанта и Кэтрин Тейт перед премьерой «Много шума из ничего»

Автор: Доминик Кавендиш
Перевод: yuliasha (aka Lucy)
Источник: The Telegraph

Когда Доктор Дэвида Теннанта сказал своё последнее «прощай» Донне Ноубл Кэтрин Тейт, самой задиристой из множества спутниц Доктора в финале своего последнего эпизода в 2010 году, он вручил ей и её свежеиспечённому мужу выигрышный лотерейный билет. Армия поклонников сериала вполне резонно сделала вывод, что они тоже сорвали большой куш, когда эти две звезды вновь возникли из небытия в виде самой забавной и постоянно цапающейся друг с другом шекспировской парочки, Бенедикта и Беатриче из «Много шума из ничего».

Вместе со своим режиссером Жози Рурк пара размышляет о судьбе самой горячей театральной постановки этого лета.


Доминик Кавендиш: Вы вынашивали план поработать вместе с тех пор, как покинули «Доктора»?

Дэвид Теннант: Мы и не переставали делать что-то вместе. Я участвовал в рождественском выпуске шоу Кэтрин, и пару раз мы замещали Джонатана Росса на радио.

Кэтрин Тейт: У меня возникала идея сыграть в «Много шума» с Дэвидом, но каких-то громадных планов к моменту окончания работы в «Докторе Кто» на это не было.

ДТ: Нет, всё это очень быстро выросло из простых разговоров и обрело собственную жизнь. К концу прошлого года мы изложили эту идею и Соня [Фридман, театральный продюсер] очень ею вдохновилась.


ДК: Вас не беспокоило, что фанаты «Доктора Кто» могут принести с собой слишком большой багаж.

ДТ: Я знаю, что об этом много говорили, когда я играл Гамлета, но, если честно, со мной такого не случалось. Я считал, что людям хватает ума не быть такими предвзятыми. Возможно, это слегка наивно, но и в данном случае со мной такого не было. Может быть, это нужно сделать.
Было бы лицемерием полагать, что происходящее никак не связано с успехом «Доктора Кто», и я очень этому рад и благодарен. Но лично я думал только о том, что хотел бы сыграть в театре, хотел бы сыграть в «Много шума из ничего», и так уж получилось, что в моем представлении идеальная Беатриче – это Кэтрин. Вот таков был ход моих мыслей.

КТ: Бенедикт и Беатриче в каком-то смысле похожи на Доктора и Донну – они часто спорят – но это романтические взаимоотношения, на которых не делался акцент в «Докторе Кто». Разумеется, естественным является желание увидеть эту энергетику между нами. Я верю, что у людей хватит здравого смысла не считать, что это будет то же самое.


ДК: У вас ведь ещё и громадная толпа почитателей благодаря «Шоу Кэтрин Тейт». Можно даже сказать, что в Беатриче есть немного от «А меня колышет?»

КТ: Возможно. Лорен и Беатриче независимые, упрямые женщины разных поколений и разных возрастов. У Лорен очень быстрая речь, и шекспировское остроумие стремительно. Но не думаю, что люди будут ждать, что я выйду с таким воинственным настроем. И мне обидно думать, что кто-то может вообразить, что я подмигну сквозь огни рампы и скажу «А меня колышет?». Если так, я расстроюсь.


ДК: Жози, а когда вы включились в проект?

Жози Рурк: Мне позвонили и спросили: «Не хотите ли поставить «Много шума из ничего» с Кэтрин Тейт и Дэвидом Теннантом?» И это работа, о которой можно только мечтать. У них очень сложное взаимодействие, но оно заметно со стороны. Это одна из самых счастливых театральных трупп из всех, с кем мне приходилось работать. К тому же, когда берёшься за постановку, очень помогает, если знаешь кого-то из актёров в ней занятых. Если бы Беатриче и Бенедикт были другими, постановка тоже получилась бы другой.

ДТ: Было страшновато, что когда мы встретимся с Жози, она предложит плоеные воротнички.


КТ: На нашей первой встрече она сказала: «Вы очень современные актёры, нельзя запихивать вас в жёсткие воротнички!» Мы вздохнули с облегчением.

ДТ: В свое время я носил воротник, но я рад, что в этот раз не придётся.

ЖР: Думаю, с воротниками вы бы справились, но нет, действие будет происходить в середине 80х. Наша Мессина - место типа Мальты или Гибралтара, где расположены важные военные базы, и куда солдаты приезжают отдохнуть и восстановиться после участия в военных действиях.
Как и место действия, вполне поддаются объяснению и женские персонажи. Не сильно акцентируя, мы предполагаем, что Беатриче – наследница традиций феминизма 70х. По-моему, это многое объясняет.


ДК: Фраза «война полов» является определяющей по ходу пьесы, не так ли? Что, по-вашему, заставляет Бенедикта быть таким враждебно настроенным, по крайней мере, внешне, к противоположному полу?

ДТ: Мне кажется, что всё это женоненавистничество проистекает от нелюбви к самому себе. Здесь и страх обязательств, и страх эмоциональной привязанности и уязвимости.
Это вполне узнаваемо. Меня поразило, насколько эта пьеса похожа на все романтические комедии – пара, которая не может жить друг с другом и не может жить друг без друга.

КТ: Мы знакомимся с ними в тот момент, когда создаётся впечатление, что они самые крутые персоны среди присутствующих, и они взрослеют, когда сбрасывают маски и испытывают грусть. Они оба быстро сдаются, когда узнают, что другой в них влюблён.

ДТ: Они сдаются с энтузиазмом!

КТ: Прекрасно, что удаётся увидеть уязвимую сторону натуры Беатриче. Она, как и прочие шекспировские героини, великолепна, но она мне нравится больше всех. Её слова не только остроумны, но и красивы. Она сирота, поэтому в ней чувствуется некая грусть.


ДК: Вам приходится работать против ожиданий, что вы всегда смешны?

КТ: Сейчас я уже в таком положении, что не могу контролировать то, как меня воспринимают. Не сомневаюсь, что бы я ни делала, большинство зрителей запомнит меня как сварливую старушку или строптивую школьницу. Если люди хотят смеяться, даже если я не смешна, я им за это благодарна. Я просто занимаюсь своим делом.


ДК: Это ведь ваш шекспировский дебют?

КТ: Да, на профессиональной сцене, но я много играла Шекспира во время учёбы в актёрской школе. Я никогда от этого не пряталась, просто мне никогда не предлагали.
Я прошла путь от безработной актрисы до выступлений в разговорном жанре, и это было чистой случайностью. Дорожка не прямая - от участия в телевизионных комедийных шоу до ролей прекраснейших героев Шекспира, но, гляньте-ка, так всё-таки бывает.


ДК: Дэвид Теннант, напротив, вы много играли в шекспировских пьесах. Вероятно, сейчас ситуация сильно отличается тем, что вы взялись за главную роль, недавно став отцом. Как вы с этим справляетесь?

ДТ: Ой, прекратите сейчас же. Проехали!

КТ: На этот вопрос он отвечать не собирается. Говорю как его пресс-атташе!


ДК: Я просто подумал, что вы, наверное, немного устали.

КТ: Мы все устаём, милый. Он работает ничуть не больше нашего!

ДТ: Семь спектаклей в неделю? Знаете, а это, в самом деле, будет прекрасно. Честное слово, дождаться не могу.