Статистика

Рейтинг@Mail.ru

Designed by:
Юнайтед: Интервью Дэвида Теннанта

Перевод: yuliasha
Источник: ВВС


— Что привлекло вас в Юнайтед?

— Я уже несколько раз работал вместе с Джеймсом Стронгом (режиссер) и Крисом Чибнеллом (сценарист), и Джеймс прислал мне сценарий. Я знал, что прочесть его стоит, раз это от него. Я не знаток футбола, но меня совершенно покорила эта невероятная история и путь, пройденный командой Манчестер Юнайтед. Я подумал, что если она так захватила и тронула меня, значит, она универсальна, её нужно рассказать, и я хотел принять в этом участие.

— О чём фильм?

— Фильм рассказывает об очень многих вещах, ведь то, что произошло так необычайно. По сути, это правдивая история, но, кроме того, она рассказывает о непостоянстве судьбы, капризах жизни и триумфе человеческого духа. Фильм показывает, как мы берём себя в руки после трагедии, ведь люди способны справиться со своим горем такими разными способами. Мы рассказываем очень убедительную и драматичную историю. Когда я начал её изучать, то понял, что многое в ней покрыто туманом, но основные факты неоспоримы.
Кроме того в фильме показаны взаимоотношения Джимми [Мерфи] и Бобби Чарльтона. Вы видите, как он находит Бобби, заботится о нём, воспитывает. Эти отношения были чрезвычайно важны для них обоих. Бобби Чарльтон сказал, что он всему научился у Джимми Мерфи, и именно ему обязан своей карьерой.
Мы попытались рассказать историю и отдать ей должное, потому что её должны знать. Невероятно, что об этом до сих пор не сняли кино. Не было ни кино-, ни телефильма об этой потрясающей, драматичной истории, и её долго откладывали.

— Как вы готовились к роли Джимми Мерфи?

— Я никогда не слышал о Джимми Мерфи, и это шокирует, учитывая всё, что он сделал. Именно поэтому мне нравится, что мы всё-таки рассказываем эту историю. Мэтт Басби говорил, что заключение контракта с Джимми было самым важным делом, которое он сделал в Манчестер Юнайтед, но я не понимал, что совершил Джимми после катастрофы. Когда играешь реального человека, нужно соблюдать баланс между тем, как этот человек прописан в сценарии, и тем, каким он был в жизни. Нужно отнестись с уважением и быть честным к тому, кем был этот человек, но в то же время рассказать его историю в фильме. Я постарался узнать, что представлял собой Джимми, и выяснить факты из его жизни, но я неизбежно должен пропустить это через себя. Физически я не очень похож на Джимми, я немного выше и чуть моложе, чем был он в то время. Мне почти сразу пришлось согласиться, что я не могу что-то изменить, а потом двигаться к тому, на что я способен.

— Каково было встретиться с родными Джимми?

— Родственники Джимми проявили невероятное гостеприимство и очень сильно помогли. После встречи с ними я понял, каким живым, тёплым и скромным был этот человек, и с каким благородством он занимался делом, которое избрал по жизни. Он явно был блестящим наставником, а футбол являлся его призванием. Мне кажется, больше всего в жизни он любил Манчестер Юнайтед и свою семью, и он вкладывал в них всю свою страсть. Его родные рассказывают о нём с большой любовью и гордятся его делами и достижениями.

— Как вы представляете себе Джимми?

— Джимми сторонился всеобщего внимания и чувствовал себя по-настоящему счастливым на футбольном поле. Ему нравилось учить молодёжь и открывать будущие футбольные звёзды, и он обладал талантом к воспитанию. Думаю, Джимми оказался в ситуации, о которой и не мечтал – управлять командой и в одиночку нести ответственность за её развитие. Должно быть, он чувствовал потребность излить своё горе, но поборол совершенно человеческий импульс всё бросить, и это очень впечатляет. Он взялся за эту задачу и не только поддержал команду, но и добился невероятного успеха вопреки всему. После катастрофы ему предлагали фантастические контракты в мировом футболе, огромные заработки, но он решил их не принимать и остался помощником главного тренера до самой пенсии.

— Как вы готовились к роли?

— Я знал о мюнхенской авиакатастрофе, поскольку это важная часть истории, но без особых деталей, поэтому я стал читать об этом. Нам удалось раздобыть большое количество публикаций, и это было захватывающе, поскольку там демонстрировались чувства всей нации в тот момент. Сложнее всего было воспроизвести на экране именно эти переживания. Неизбежно начинаешь искать нечто похожее в современной жизни, такие моменты, когда репортажи следуют один за другим, и мир становится другим. Просто непостижимо, что группа самых лучших, молодых, активных, известных спортсменов внезапно погибает, так и не успев реализовать весь свой потенциал. Этому событию нет прецедентов, оно кажется абсолютно несправедливым, случайным, жутким.

— Как, по-вашему, изменился Манчестер Юнайтед после трагедии?

— Трудно сказать, потому что меня там не было и я могу судить только по письменным свидетельствам того времени. У меня возникло чувство, что случившееся в Мюнхене в 1958 году, то, как команда справилась с этим и смогла возродиться из ничего, возможно, было началом того Манчестер Юнайтед, каким он стал сейчас. То, как они вели себя и как возвращались, сражаясь и сохраняя достоинство, породило любовь всего мира к этой команде, и немалую роль в этом сыграл Джимми.

— Вам помогли посещение тренировок команды Тоттенхэм Хотспур и встреча с Гарри Рэднаппом?

— Современные футбольные методики очень отличаются от методик 1958 года, тренировки проводятся совершенно иначе. Мне пришлось быть осторожным, чтобы не зациклиться на современных методах и не перенести их в те времена. Но принцип всё тот же, выходи на поле и тренировку, практикуйся, работай, поддерживай определённый уровень — это всегда правильный подход.
Потрясающе было увидеть обратную сторону Тоттенхэм Хотспур, но имеющиеся у них ресурсы намного превосходят те, которые были в то время у Манчестер Юнайтед. Манчестер Юнайтед не был особенно богатым клубом, что сейчас кажется невероятным при их нынешних мульти-миллионных международных заработках. Гарри Рэднапп видел последний матч «Малышей Басби», который те сыграли в Великобритании. Это была их самая предпоследняя игра, где они вышли против Арсенала. Было интересно поговорить с ним и ощутить эту связь с историей. Он говорил, что его очень вдохновила эта потрясающая молодая команда, так непохожая на все виденные им раньше.

— Вам понравился процесс съёмок?

— Меня он сильно вдохновил, и я надеюсь, мы показали историю правдиво. График был очень сжатым, поскольку мы снимали драму с амбициями настоящего кино на средства телевизионного бюджета. Амбиции проекта поддерживались каждым, участвовавшим в процессе, и выглядело это поразительно. Эд Томас (художник-постановщик) такой талантливый. Каждый раз, выходя на площадку, переделанные ли это интерьеры или построенные специально, видишь безукоризненно воссозданный мир пятидесятых. Постановка света и съёмка прекрасно удались Крису Россу, а любовь и внимание Джеймса Стронга к деталям сквозит в каждой сцене.
Очень волнительно участвовать в этом. Между ребятами, игравшими футболистов, возникло что-то особенное, какая-то искра. Действительно ощущаешь их радость, единение этой группы молодых актёров, полных талантов и потенциала. Очень просто представить на том же месте футбольную команду, перед которой открыт целый мир. Конечно, испытываешь шок, когда вспоминаешь, что с ними произошло в 58-м.

— Как повлияла на съемки неблагоприятная погода?

— Это было довольно непросто, ведь нам выделили на съёмки всего четыре недели, и мы не могли особо сдвинуть график из-за выпавшего не по сезону снега в конце декабря в Ньюкасле. Повсюду ходили люди с лопатами, они отгребали снег, куда бы мы ни шли. Это сложно, когда снимаешь фильм о футболе, то есть снимать время от времени неминуемо требуется под открытым небом. Для некоторых сцен приходилось искать куски не засыпанной снегом травы.

— Каково было работать с Дугреем Скоттом?

— Дугрей говорил со своим собственным акцентом, так что у него было преимущество! Когда он появился в первый раз, он точь-в-точь изобразил голос Мэтта Басби, он просто прогромыхал как он. Когда слышишь записи Мэтта Басби, понимаешь, какой у него характерный и необычный тембр, и у Дугрея он выходит отменно. По-моему, он отлично подходит на эту роль и он страстный футбольный болельщик, он знает всё и служил замечательным источником необходимых футбольных тонкостей.