Статистика

Рейтинг@Mail.ru

Designed by:
Дэвид Теннант: повеселиться, чтобы заработать

Интервью: Бенджамин Кук
Перевод: yuliasha
Doctor Who Magazine #432




Он играл Десятого Доктора на телевидении и Гамлета на сцене, а теперь его лицо красуется на почтовой марке первого класса. Но знаете ли вы, что Дэвид Теннант к тому же отлично разбирается в чипсах?


— Привет, Дэвид. Когда мы в прошлый раз говорили об акции Comic Relief [в DWM 406, в 2006 году], я спросил, рассматривал ли ты возможность поучаствовать в одном из благотворительных проектов в Африке. Ты ответил: «Думаю, тяжело поехать туда и увидеть такую беду вблизи. Гораздо проще просто знать об этом и помочь издали. Но я бы почувствовал себя обязанным поехать, если бы меня попросили и если бы, кроме того, это имело какой-то эффект». Прошло два года, и тебя позвали…

— Да, позвали. Я согласился и поехал в Уганду. Никогда раньше не бывал в Африке. Я нервничал по поводу того, что именно там меня ждёт. Все мы видели фильмы, снятые в рамках Comic Relief, и они всегда очень расстраивают. Собственно идея таких проектов в том, что едешь в подобные места, полные горя. Но если хочешь убедить людей пожертвовать на благое дело, нет смысла ехать в Африку и снимать фильмы о прекрасных курортах. Нужно показать, почему на это дело стоит пожертвовать. Я понимал, что это не всегда бывает приятно.


— Расскажи нам, чем занимается Comic Relief в Уганде.

— Я поехал туда ради двух спецпроектов. Во-первых, Comic Relief очень много делает для поддержки благотворительной организации под названием «Спасение зрения», которая занимается восстановлением зрения людей, в частности, делая операции по устранению катаракты — она стоит, кажется, 34 фунта для взрослого и 150 фунтов для ребенка, потому что детям требуется общая анестезия. Это, в самом деле, такая малость, если речь идёт о возвращении зрения человеку. Можно пойти в бар и запросто потратить 34 фунта… или можно изменить чью-то жизнь.
А потом мы попали в ту удивительную больницу в Уганде, переполненную больными малярией, и это… это был куда менее воодушевляющий день, мы увидели столько страданий и боли, вызванных малярией.


— Прошлый Comic Relief убедил, что одна противомалярийная сетка стоит всего пять фунтов. Всего 5 фунтов, чтобы уберечь целую семью.

— Я знаю, что Comic Relief способен на многое, и они совершили множество рейдов, доставляя сетки. Они привозили противомалярийные наборы туда, куда только смогли попасть. Но эпидемия продолжается, потому что проблема громадна. Всего один день, проведенный в той больнице… был очень тяжёлым, самым тяжёлым за всю поездку. Особенно нелегко видеть детей, находящихся на грани жизни, сражающихся за выживание. Спали ли они под противомалярийной сеткой ночью… Это жуткие последствия того, что пока собрано недостаточно средств, чтобы помочь людям.


— На тебя дополнительно давило, что съёмочная группа запечатлевает каждую твою реакцию.

— Да, и я с этим боролся. Возможно, иногда я был даже слишком погружен в себя. Задаёшь себе столько вопросов, почему согласился на такое.

— Полагаю, существует опасность, что фильмы о знаменитостях, посещающих беднейшие районы Африки, могут показаться неестественными или слезливо-сентиментальными.

— Я не хотел казаться сентиментальным, я хотел реагировать искренне и честно. Ты прав, часто в таких фильмах изнеженные западные звёзды прилетают и свысока смотрят на эту ужасную ситуацию… В некоторой степени, именно для этого ты там и находишься. Такова ужасная истина. Это средство, чтобы достичь цели. Даже будучи там, я думал, что, возможно, другие люди на моём месте сделали бы больше — те, кто лучше подготовлен, у кого больше полезных навыков, как в профессиональном, так и в эмоциональном плане, чтобы сделать это с большей пользой. Но потом приходится напомнить себе: «Я уже здесь, и меня попросили об этом, потому что… ну, потому что я снимаюсь на телевидении в другой жизни. Я должен выглядеть как можно лучше».


— Ты был рад уехать?

— Я испытал какую-то странную смесь эмоций. Думаю, если быть абсолютно честным — и, наверное, это демонстрирует меня не с лучшей стороны, но — определённо, после дня, проведённого в больнице, я был очень рад уехать, потому что чувствовал себя подавленным. Я больше никогда не упрекну нашу систему здравоохранения. Я не говорю, что там не существует отличного уровня медицины. В том-то и дело. Африка полна противоречий. Предполагаешь, что всё там на ужасно низком уровне, но медицинский уход, который мы там увидели, был высочайшего качества, и его бескорыстно обеспечивали невероятно мотивированные люди… Но этого просто не достаточно. Вернее, проблемы со здоровьем настолько всеобъемлющи, что система не справляется.


— Что угандийцы думают о Дэвиде Теннанте? Они знают, что в Великобритании ты телевизионный актёр?

— Не думаю, что их это волнует, да и не должно, наверное. Не думаю, что хоть раз возникло ощущение, что я «кто-то из телека». Я был там, снимая фильм о катаракте или малярии, это и стало моей ролью. Порой было трудно, потому что меня, естественно, наделяли определенным кредитом доверия. Люди понимали, что я не журналист и не политик. В Уганде люди постоянно благодарили меня за удаление катаракты! Мне приходилось говорить, что я тут ни при чём. Я надеюсь, что в будущем ещё поучаствую в проведении операций, но на самом деле благодарить надо прекрасных сотрудников больницы, так хорошо делающих своё дело.
В Уганде я познакомился с потрясающими людьми и никогда не забуду то, что пережил там. Мне удалось попасть на новый континент, в новую страну, познать совершенно другую жизнь. В Африке много проблем, но это невероятная страна со своей культурой, своим резонансом, своей жизнью… Знакомство с частичкой всего этого стало для меня неожиданной радостью.


— Прошлый Comic Relief ты вёл вместе с Давиной МакКолл, почти два часа в прямом эфире на BBC One. Перед этим ты сказал мне: «Уверен, это будет ужасно… но я с нетерпением этого жду». Тебе понравилось в итоге?

— Определённо, я чувствовал себя не в своей тарелке. Очень сильно мне помогла Давина — в прямом эфире она, как рыба в воде. В её компании мне было очень комфортно. Я понял, что если что-то пойдёт не так, она справится. Таким образом, я избавился от своего страха, зная, что с Давиной всё пройдёт нормально. Но испытываешь такой восторг, когда начинают поступать пожертвования. Читаешь итоги и думаешь, это ведь происходит прямо сейчас! Такая честь, находиться на самом острие всего этого. Comic Relief — это всегда отличное шоу. Ричард Кёртис [сценарист эпизода «Винсент и Доктор» из 5 сезона «Доктора Кто», и основатель Comic Relief] и его команда всегда организовывают особенный вечер. Считается честью принять в нём участие.


— Дэвид Уолльямс недавно сказал, что ради Comic Relief в этом году соберет концерт-посвящение группе Take That, и надеется, что ты и Кэтрин Тейт тоже поучаствуете. Сколько в этом правды?

— Насчет Take That — правда, но, наверное, мы с Кэтрин не сможем принять участие… такова последняя версия событий, о которой я слышал.

— Хмм…

— [Смеётся] Я ничего от тебя не скрываю.


— Ладно. К другим новостям. Компания Walkers выпускает новые сорта чипсов для Comic Relief. Каждый из них назван в честь какого-то комедианта.

— Ты их пробовал?

— Ну, нет. Названия жуткие. А ты пробовал?

— Да, пробовал. Jimmy Con Carn [чипсы Джимми Карра со вкусом красного перца и мяса] пока что самые лучшие. Настоящие, вкусные чипсы. В них есть какая-то изюминка. Правда, вкусные. У чипсов Stephen Fry Up [чипсы Стивена Фрая со вкусом жареного мяса], как бы я ни любил Стивена, какой-то яичный привкус. Прости, Стивен, но нет.


— Есть ещё Steak & Al Pie и Frank Skinner Roast Dinner,

— Да, у них аромат жареного цыплёнка. Ничего нового, скажу начистоту. А Steak & Al Pie, которые названы в честь Эла Мюррея, вообще, без особого вкуса.


— Ты их все перепробовал?

— Я сходил в магазин, купил все четыре вида, пришёл домой и все попробовал!

— Это было не из чувства долга перед Comic Relief? Ты просто действительно очень любишь чипсы?

— Вообще, я любитель продуктов, выпускаемых ограниченными партиями. Если в этом есть какой-то элемент благотворительности… ну, я только за. Мне казалось, что это нужно сделать. Да, я почувствовал интерес.


— Так и просится вопрос: если бы выпустили чипсы Дэвида Теннанта, то с каким бы они были вкусом?

— Здесь обязательно должен быть каламбур, обыгрывающий фамилию. Не хочу показаться циничным, но не могу представить, что Стивен Фрай по чистой случайности выбрал fry-up [жареные кусочки мяса и картошки], а Джимми Карр — chilli con carne [острое мексиканское блюдо]. [Смеётся] Пока я не придумаю хороший каламбур с моей фамилией, я не знаю, какого буду вкуса. Теннант… Тен… эээ…


— Не очень-то просто, да?

— Ничего не приходит в голову. Может быть, читатели журнала предложат вкус? И вообще, можно устроить что-то типа чемпионата между чипсами одиннадцати Докторов.


— Да! Можно организовать конкурс! Одиннадцать Докторов… как разные вкусы чипсов.

— Именно это и нужно сделать. Двое Бейкеров, возможно, поборются за первое место… или можно что-то сделать из Пертви? [Задумчивая пауза]

— Не получается. Я пытаюсь. [Еще одна пауза] Как насчет The Real McCoy’s Ridge Cut [«Гофрированная нарезка настоящий Сильвестр МакКой»]? Или Matt Smith’s Classic Crinkle Cut [«Классические завитки Мэтта Смита»]?

— Это ведь не вкусы? Это просто чипсы со вкусом чипсов.


— Двигаемся дальше. Я слышал, что ты появишься на почтовой марке…

— [С гордостью] Я уже почтовая марка! Я марка первого класса с апреля.


— Какой ты разносторонний. Как появилась идея с маркой?

— Впервые я услышал об этом, кажется, когда режиссёр Грег Доран позвонил мне и сказал, что RSC [Королевская Шекспировская Компания] заключила соглашение с Королевской Почтой — в связи с 50-летним юбилеем RCS, который отметят в этом году. Мне прислали вариант на утверждение [на марке изображён Дэвид в роли Гамлета]… но я же и не собирался отказываться, как можно? Да ладно! Я буду на почтовой марке!


— Будешь рассылать себя по почте?

— Я куплю себе целую кучу и буду пользоваться ими всю оставшуюся жизнь.


— В этом году ты собираешься принять участие в очередной шекспировской постановке — сыграть Бенедикта вместе с Кэтрин Тейт в роли Беатриче в «Много шума из ничего». Это ты выбрал пьесу, верно?

— Да, всегда ведь приятно работать с друзьями. Мы с Кэтрин познакомились на съёмках «Доктора Кто», но работали вместе и на других проектах, как связанных, так и не связанных с «Доктором». А я всегда хотел сыграть в «Много шума из ничего»… Когда я начал думать, кого бы я хотел видеть в роли Беатриче, сразу же вспомнилась Кэтрин. Я рассказал ей об этой идее, и оказалось, что она думала о том же — так что мы отправились к продюсеру с Вест-Энда, и оттуда всё завертелось.


— Даже удивительно, какое влияние вы имеете на продюсеров с Вест-Энда, стоило только высказать идею…

— …и они согласились! Понимаю! Нам даже умолять не пришлось. [Смеётся] Я рад, что эта идея, похоже, вдохновила не только нас.


— Когда начинаете репетировать?

— В апреле. Не могу дождаться. Сейчас мы собираем остальную труппу, и в ней уйма фантастических людей. Одним из критериев было набрать приятных людей, чтобы повеселиться, и пока именно такие люди и собираются. Неважно, кто насколько хорош, главное, чтобы не был задницей! [Смеётся]


— Итак, прошло чуть больше года с твоей последней песни в «Докторе Кто». Совпала ли жизнь после «Доктора» с твоими ожиданиями? Есть ли ощущение, что чего-то не хватает?

— Нет, дело не в том, что «Доктор Кто» заканчивается, а потом начинается другая жизнь.


— Жизнь просто продолжается.

— Ну, да, в каком-то смысле. Переходишь от одного проекта к другому, и такое происходит постоянно. Это потрясающе. Мне посчастливилось поучаствовать во стольких разнообразных проектах, побывать в таких разнообразных местах, я был очень занят. Но, подозреваю, многие из них явились следствием работы в «Докторе», поэтому его присутствие всегда чувствуется. Занимаешься чем-то другим, а люди приходят посмотреть на тебя из-за «Доктора Кто». Я только что снялся в фильме United [фильм основан на реальных событиях из истории футбольной команды Манчестер Юнайтед, а Дэвид играет тренера Джимми Мёрфи], сценарий к которому написал Крис Чибнелл, а режиссёром выступил Джеймс Стронг, и я думаю, что не ошибусь, если скажу, что идея фильма пришла к Крису и Джеймсу, когда они вместе работали над «Торчвудом». А я, в итоге, получил в нём роль не в последнюю очередь из-за знакомства с этими ребятами во время съемок «Доктора Кто». Поэтому очевидно, что он оказывает влияние на все аспекты нашей жизни.


— Ты расстраиваешься, видя Мэтта Смита в этой роли?

— Недолго, на самом деле. Нет. Поскольку теперь этим занимается совершенно новая команда, есть ощущение, что… нет чувства, что это новый фильм, но ощущение, что это что-то другое, есть. Что-то, что я могу смотреть и радоваться. Есть ощущение, которое таким и должно быть, что это очень знакомый мне сериал, и в то же время, это нечто совсем другое, чего я раньше никогда ещё не видел. Это один из уникальных аспектов успеха «Доктора Кто», и здорово, что он не перестаёт действовать. А для шоу это просто… просто великолепно!


Дэвид Теннант беседовал с Бенджамином Куком. Comic Relief: Funny for Money в эфире BBC One 18 марта с 19-00. Если хотите принять участие в нашем конкурсе «Одиннадцать Докторов — вкусы чипсов», можете просто ПОВЗРОСЛЕТЬ! (Или присылайте свои предложения на адрес редакции).