Статистика

Рейтинг@Mail.ru

Designed by:
Интервью Дэвида Духовны для VanityFair от 15.08.12


Автор: Джули Миллер для VanityFair.com
Перевод: Alunakanula для IWTB.RU
Источник

Дэвид Духовны о персонаже «Козы», похожем на Лебовски, жалости к Хэнкам Муди в реальной жизни и третьей полнометражке «Секретных материалов».

За свою карьеру Дэвид Духовны успел сыграть: агента ФБР, специалиста по заговорам, который гоняется за пришельцами; маркетолога, работающего под прикрытием и спящего с нимфоманкой, изображающей его дочь; и человека, который хранит свою драгоценную руку, некогда работавшую моделью, в самодельной гипербарической камере. Тем не менее его роль козапаса в драме Кристофера Нила «Козы» по одноименному роману Марка Джуда Пуарера можно назвать самой эксцентрической из всех его ролей. Неудачник, курящий марихуану и разводящий коз, Козапас становится учителем для героя Грэма Филлипса, подростка Эллиса, в жизни которого, кроме Козапаса, присутствуют только двое взрослых: мать, поклонница религии «нового века», и живущий отдельно отец.

«Козы» стали для Духовны долгожданной передышкой в работе над ролью терзаемого жаждой наслаждений писателя Хэнка Муди в сериале «Блудливая Калифорния» от Showtime.

На прошлой неделе Духовны встретился с Hollywood Blog в Лос-Анджелесе и рассказал нам, как он разрушил стереотип курильщика травки, что он думает о Хэнках Муди реальности и почему он с удовольствием снова стал бы Фоксом Малдером.

Джули Миллер: В первые две минуты «Коз» мы видим, как ваш персонаж едет в машине с козами на заднем сидении совершенно голый. В анонсе он представлен как человек, научивший главного героя набивать кальян. Прочитав эти несколько страниц сценария, вы были готовы участвовать в проекте?

Дэвид Духовны: Лучшего и придумать нельзя. Когда я прочитал сценарий, я посчитал его невероятно классным персонажем, потому что он забавляется со стереотипами. Он курит травку.

Он немного похож на Лебовски.

Определенно. Совсем забыл об этом. В нем живет Чувак. Чувак всегда ломал стереотипы, потому что он всегда был сильнее. В какой-то степени Козапас такой же. Вы ни за что не поверите, что он может быть чем-то большим, чем просто поставщиком дозы и веселья, но на самом деле он оказывается хорошим наставником для Эллиса, а жизнь его не так уж и проста. В отличие от Чувака ему приходится думать о деньгах, так что он живет в более реальном мире, нежели Чувак.

Определенно, и еще этот мир с козами. Как вам работалось рядом с ними?

Я был совершенно не против. Я люблю животных и люблю работать с ними, потому что они не лгут. Для актера полезно поработать без лжи. Они очень естественны. Их нельзя назвать дружелюбными или недружелюбными, они просто до определенной степени заинтересованы вами и мной. Они не хотят вашего внимания, как собаки. Им наплевать.

Козапас и ваш персонаж из «Блудливой Калифорнии», Хэнк Муди, более раскрепощенные и вальяжные парни, чем многие другие герои, которых вы играли ранее. Было ли это качество чем-то таким, что вы специально искали на данной стадии вашей карьеры?

Нет, я думаю, что в комедиях комичность возникает, когда кто-то делает то, что не нужно делать, или когда исполняются желания. В трагедии такой человек получает наказание. Конечно можно сказать, что Малдер нарушал все правила: он гонялся за пришельцами, что, если задуматься, было очень глупо. Но то шоу не было комедией, и потому его постоянно наказывали за это. Думаю, если считать употребление наркотиков аморальным, то можно сказать, что Козапас раскрепощенный человек. Но лично я так не считаю.

В роли Хэнка Муди мы видели вас уже в течение пяти сезонов. Что в нем для вас по-прежнему в новинку, и что вас в нем удивляет?

Мне кажется, здесь скорее нужно говорить о том, что мы постоянно по-новому открываем для себя смысл этого шоу, потому что мы часто уходим в какое-нибудь безумное ответвление сюжета и приглашаем звезд, которые на некоторое время переключают внимание на себя. Это весело для нас и веселит окружающих, но потом мы возвращаемся к Хэнку, Карен и Бэкке. Как только мы это делаем, я всегда думаю: вот это и есть наше шоу. Мы не можем делать это постоянно, потому что это не все шоу, но это его сердце.

Для зрителей, вероятно, в новинку видеть такого персонажа, как Хэнк Муди, который является взрослым человеком со взрослыми проблемами в отличие от стереотипных персонажей, кажущихся переростками и маменькиными сынками.

Что ж, это и есть первая из причин, почему я взялся за эту работу. Тогда я хотел сняться в комедии. Я закончил работу в «Секретных материалах» и искал комическую роль, но мне такая не попадалась, потому что люди меня воспринимали совсем в ином ключе. К тому же в комедии тогда преобладало ребячество. Может быть я бы и смог это сделать, но я считаю, что есть другие люди, у которых это получится лучше и более достоверно. Я искал роль, где главный герой будет находиться в комедии, если можно так выразиться. Подобные фильмы? Ну, например Уоррен Битти в «Шампуне». И вот ко мне попала пилотная серия «Блудливой Калифорнии», и я подумал: хорошо.

Хэнк инфантилен, но он взрослый человек со взрослыми проблемами. Всегда смешно смотреть, когда взрослые ведут себя как дети. Это главная составляющая комедии. Но мальчишкой он не был.

В фильме очень много откровенных сцен. Есть ли среди них такие, сниматься в которых вам было особенно неприятно?

Таких было много. Я гораздо более стыдлив, чем Хэнк или Том Капинос. (Смеется.) Но в большинстве случаев это были не мои сцены. В основном это сцены Эвана (Хэндлера), потому что, мне кажется, Том знает, что я буду сопротивляться. Когда они это снимают, я не присутствую, так что я могу об этом даже и не думать. И когда я смотрю очередной эпизод, я думаю: о, как я рад, что мне не пришлось этого делать.

Сара Сильверман недавно рассказала мне, что из-за ее ролей люди часто подходят к ней на улице и говорят совершенно нелицеприятные вещи, которые она совершенно не желает слушать. Были ли у вас похожие ситуации? Встречались ли вам люди, желающие поделиться своими сексуальными похождениями с Хэнком Муди?

Многие люди заявляли мне, что они и есть настоящий Хэнк Муди. Я ничего не отвечаю на это, но если человеку еще нет тридцати, я думаю: «О, класс, это весело». Если человеку за тридцать, я думаю: «Фигово, братан. Может быть, тебе следует немного повзрослеть?» Если человек уже седой и ему за шестьдесят, я думаю: «Тебе нужна помощь». Но если семидесятилетний человек мне скажет, что он Хэнк Муди, тогда я снова чувствую к нему уважение.

Значит, у вас существует такая подвижная шкала между жалостью и уважением. Я читала, что вы писали стихи. Если ли такие темы или предметы, к которым вы постоянно возвращались?

Я по-прежнему пишу стихи, но я не стал бы называть себя поэтом. Я всегда возвращаюсь к любви и потерям.

Как Хэнк.

Да, хотя я так и не прочитал ничего из работ Хэнка. Книгу «Бог нас всех ненавидит» издали, но ее писал не Том и не я, и я ее не читал. В этом-то и заключается сложность, когда делаешь шоу или фильм о творческом человеке. Исключение составляют биографические вещи, например, о Рее Чарльзе или Джексоне Поллоке, когда есть их работы, на которые можно ориентироваться. Но когда играешь выдуманного великого писателя, откуда ты можешь знать, как показать его талант? Может быть, мы просто не способны создавать талантливые вещи. Нужно просто притвориться и поверить на слово, что этот персонаж великолепный писатель. Конечно же мало веселья сидеть и смотреть, как кто-то пишет. Поэтому с художественными способностями Хэнка нам приходится привирать.

Прошло уже больше десяти лет с тех пор, как вы снялись в «Вернись ко мне». Вы собираетесь вернуться в жанр романтической комедии?

Я бы с удовольствием. Бонни Хант написала сценарий к тому фильму и была режиссером. Мне кажется, что ей это прекрасно удалось. Я не хочу указывать ей, чем заниматься, но она на самом деле способна создать хорошую романтическую комедию.

Что еще особенно сильно занимает вас в настоящее время?

Писательство и режиссура, если я смогу все собрать воедино и получить финансирование. Я пытаюсь найти деньги и команду, чтобы снять небольшой фильм.

Последнее время ходят разговоры о новом фильме по «Секретным материалам». Вы хотели бы сняться в еще одном сиквеле? Как вы сейчас относитесь к Малдеру?

Я иногда получаю от него е-мейлы и подарки на день рождения. В этом году он просто позвонил. У нас с Крисом Картером хорошие отношения, и я постоянно намекаю ему на продолжение. «Секретные материалы» стали настолько большой частью моей профессиональной жизни, что вернуться к ним было бы для меня настоящим удовольствием. Вероятно, когда-нибудь мы всё же это сделаем. Я боялся, что эта роль станет для меня стереотипной, но больше этого не боюсь. Сейчас я буду очень рад вернуться и все зависит только от решения студии «Фокс». Но я не перестаю надеяться.